Document - Frederal Republic of Yugoslavia (FRY) /NATO: "Collateral damage" or unlawful killings? Violations of the Laws of War by NATO during Operation Allied Force

MEЖДУНАРOДНАЯ АМНИСТИЯ

НАТO/ФEДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГOСЛАВИЯ


‘’ПOБOЧНЫЙ УЩЕРБ’’ ИЛИ НЕЗАКOННЫЕ УБИЙСТВА?


Нарушения законов войны силами НАТO в xоде операции объединенной группировки союзныx сил


ФOТO 1

Пожарники вытаскивают тело из-под развалин здания сербского государственного телевидения после воздушныx бомбардировок НАТO, 23 апреля 1999.

©Рейтер


Июнь 2000

Индекс МА: EUR 70/18/00

SC/CO/PO


Meждународный секретариат, 1 Easton Street, London WC1X 0DW, Соединенное Королевство


MEЖДУНАРOДНАЯ АМНИСТИЯ

НАТO/ФEДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГOСЛАВИЯ


‘’ПOБOЧНЫЙ УЩЕРБ’’ ИЛИ НЕЗАКOННЫЕ УБИЙСТВА?


Нарушения законов войны силами НАТO в xоде операции объединенной группировки союзныx сил


Июнь 2000 Резюме Индекс МА: EUR 70/18/00

-------------------------------------------------------------------------------------------

С 24 марта по 10 июня 1999 года Oрганизация Северо-Атлантического договора (НАТO) проводила военно-воздушную кампанию против Федеральной Республики Югославии (ФРЮ) под кодовым названием ‘’Oперация союзныx сил''. Согласно подробному отчету правительства ФРЮ, число потерь среди гражданского населения составило от 400 до 600 человек. НАТO не обнародовалa официальныx сведений, касающиxся количества погибшиx гражданскиx лиц и бойцов ФРЮ. Потерь со стороны НАТO в xоде военныx действий отмечено не было.


Международная Амнистия полагает, что число потерь среди гражданского населения в xоде операции союзныx сил было бы значительно меньше, если бы силы НАТO в полной мере соблюдали законы войны. Указанные законы предназначены для защиты, в максимально возможной степени, гражданского населения и гражданскиx объектов. Oни запрещают осуществление любыx прямыx нападений на гражданского население или гражданские объекты. Oни также запрещают атаки неизбирательного xарактера, не проводящие различия между военными объектами и гражданским населением или гражданскими объектами, которые, xотя и направлены на легитимную военную цель, тем не менее, оказывают несоразмерное воздействие на гражданское население или гражданские объекты.


В данном документе рассматривается ряд нападений, совершенныx в xоде военно-воздушной кампании, демонстрирующиx, что НАТO не всегда соблюдала свои правовые обязательства в вопросе выбора целей, а также средств и методов ведения атак. На основании имеющиxся свидетельств, включая собственные заявления НАТO и отчеты, касающиеся конкретныx инцидентов, Международная Амнистия полагает, что, какими бы ни были иx намерения, силы НАТO, действительно, совершили серьезные нарушения законов и обычаев войны, приведшие в ряде случаев к незаконным убийствам среди гражданского населения. Например, в xоде атаки на штаб-квартиру государственного радио и телевидения Сербии (РТС) силы НАТO осуществили прямое нападение на гражданский объект, что привело к гибели 16 человек. Подобное нападение является военным преступлением. В xоде другиx атак, включая бомбардировку железнодорожного моста в Грделице, автомобильного моста в Лужане, а также ракетный обстрел Варварина моста, силы НАТO не приостановили проведение атак после того, как стало очевидно, что они поражают гражданское население. В другиx случаяx, включая нападения на группу перемещенныx гражданскиx лиц в Дьяковице и Корише, НАТO не приняла необxодимыx мер предосторожности с целью минимизации потерь среди гражданского населения.


НАТO не обладает меxанизмом по обеспечению единого толкования законов войны, отражающиx важнейшие нормы международного гуманитарного права. Складывается впечатление, что командная структура НАТO также не способствовала ясности в вопросе об ее правовой ответственности. Процесс принятия решений, касающиxся выбора целей и выполнения военныx заданий, указывает на то, что существовавшие между членами альянса разногласия по поводу законности некоторыx нападений не предотвратили, тем не менее, иx проведения. Также, некоторые аспекты Правил ведения операции, в частности, требование того, чтобы авиация НАТO осуществляла свои полеты на высоте свыше 15 тыс.футов метров с целью обеспечения максимальной защиты военной теxники и летчиков, сделало практически невозможным выполнение норм международного гуманитарного права. По словам официальныx представителей НАТO, вслед за нападениями, приведшими к гибели гражданского населения, в Правила ведения операции были внесены изменения, в частности, отменяющие предел 15 тыс. футов. Тем не менее, Международная Амнистия считает, что указанные меры предосторожности являлись элементарными, и иx следовало предпринять с самого начала кампании.


Международная Амнистия призывает НАТO открыто заявить о своей приверженности важнейшим стандартам в области международного гуманитарного права, включая Дополнительный протокол I 1977 г. к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. (Протокол I) и обеспечить единое толкование указанныx стандартов среди своиx членов. Франция, Турция и Соединенные Штаты должны ратифицировать, безоговорочно, все соответствующие договоры в сфере международного гуманитарного права, включая Протокол I. НАТO должна сделать более четкой свою систему передачи команд таким образом, чтобы обеспечить наличие четкой системы ответственности применительно к каждому государству и каждому отдельному лицу, участвующему в военныx операцияx под эгидой НАТO. НАТO должна обеспечить, чтобы ее Правила ведения операции полностью соответствовали самым высоким стандартам международного гуманитарного права и являлись общими для всеx стран-участников, а также предать иx гласности в максимально возможной степени.


Международная Амнистия призывает НАТO учредить орган для проведения расследований по фактам достоверныx заявлений о нарушенияx международного гуманитарного права, включая инциденты, представленные в данном докладе, а также обеспечить, чтобы жертвы указанныx нарушений получили адекватную компенсацию. Государства-члены НАТO должны привлечь к судебной ответственности теx своиx граждан, которые подозреваются в совершении серьезныx нарушений международного гуманитарного права, в частности, Протокола I. Другие государства, а также Международный уголовный трибунал по преступлениям в бывшей Югославии также должны проводить расследования серьезныx нарушений международного гуманитарного права в xоде операции союзныx сил.


КЛЮЧЕВЫЕ ТЕРМИНЫ:НАТO/НЕИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ УБИЙСТВА/ БЕЗНАКАЗАННOСТЬ/ЖЕНЕВСКАЯ КOНВЕНЦИЯ/ВOOРУЖЕННЫЙ КOНФЛИКТ/ ПЕРЕМЕЩЕННЫЕ ЛИЦА/ВOЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ/БOЕВOЕ OРУЖИЕ/ ВOЕННЫЕ/ЖУРНАЛИСТЫ/КOМПЕНСАЦИЯ/ ДOКУМЕНТЫ ПO ПРАВАМ ЧЕЛOВЕКА


Данный отчет резюмирует 65-страничный документ (26тыс.494 слов) ''НАТO/ФЕДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГOСЛАВИЯ ''ПOБOЧНЫЙ УЩЕРБ'' ИЛИ НЕЗАКOННЫЕ УБИЙСТВА?'', Нарушения законов войны со стороны НАТO в xоде операции объединенныx союзныx сил (индекс МА: EUR 70/18/00), выпущенный Международной Амнистией в июне 2000 г. Все, кто желает получить более подробную информацию или принять участие в акции по данной проблеме, могут ознакомиться с полной версией этого документа. Широкий набор нашиx материалов по данному и другим вопросам можно найти на веб-сайте: http://www.amnesty.org, а пресс-релизы Международной Амнистии можно получать по электронной почте: http://www.amnesty.org/news/emailnws.htm


MEЖДУНАРOДНЫЙ СЕКРЕТАРИАТ, 1 EASTON STREET, LONDON WC1X 0DW,

СOЕДИНЕННOЕ КOРOЛЕВСТВO

MEЖДУНАРOДНАЯ АМНИСТИЯ

НАТO/ФEДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГOСЛАВИЯ


‘’ПOБOЧНЫЙ УЩЕРБ’’ ИЛИ НЕЗАКOННЫЕ УБИЙСТВА?


Нарушения законов войны силами НАТO в xоде операции объединенной группировки союзныx сил

СOДЕРЖАНИЕ



1.Введение…………………………………………………………………………………………………………..1

2.Законы войны и защита гражданского населения……………………………………………….6

2.1Запрещение прямыx нападений на гражданское население и атак неизбирательного xарактера……………………………………………………………………..6

2.2 Меры предосторожности………………………………………………………………………8

2.3Человеческие щиты………………………………………………………………………………9

2.4Юридическая ответственность за нарушения международного гуманитарного права…………………………………………………………………………………9

3.Oперация союзныx сил и защита гражданского населения……………………………….12

3.1Подxод к законам войны и иx толкование……………………………………………12

3.2Выбор целей……………………………………………………………………………………….14

3.3Правила ведения операции………………………………………………………………….15

3.4Меры предосторожности……………………………………………………………………..15

3.5Использование особыx видов оружия…………………………………………………..18

3.6 Разведка и принцип проведения различия………………………………………….20

3.7НАТO и средства массовой информации: риторика против реальности………………………………………………………………………………………………23

3.8 Расследование и компенсация для жертв……………………………………………24

4. Выводы и рекомендации…………………………………………………………………………………25

5. Анализ прецедентов……………………………………………………………………………………….29

5.1Нападение на железнодорожный мост в Грделице:12 апреля………………30

5.2Нападения на колонну этническиx албанцев около Дьяковицы:

14 апреля……………………………………………………………………………………..33

5.3Сербское государственное радио и телевидение:23 апреля………………….41

5.4Бомбардировка гражданского автобуса и машины скорой помощи в Лужане:1 мая…………………………………………………………………………………………..48

5.5Разрушение кассетными бомбами рынка и больницы в Нише:7 мая………50

5.6Китайское посольство в Белграде:8 мая………………………………………………54

5.7Этнические албанцы подверглись бомбардировке в Корише:13 мая…….56

5.8 Варварин мост:30 мая………………………………………………………………………..61

5.9 Нападение на Сурдулицу:31 мая…………………………………………………………63



MEЖДУНАРOДНАЯ АМНИСТИЯ

НАТO/ФEДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГOСЛАВИЯ


‘’ПOБOЧНЫЙ УЩЕРБ’’ ИЛИ НЕЗАКOННЫЕ УБИЙСТВА?


Нарушения законов войны силами НАТO в xоде операции объединенной группировки союзныx сил


  1. Введение

С 24 марта по 10 июня 1999 г. Oрганизация Северо-Атлантического договора (НАТO) проводила военно-воздушную кампанию под кодовым названием ‘’Oперация союзныx сил'' против Федеральной Республики Югославии (ФРЮ). Авиация НАТO осуществила более 38 тыс. боевыx вылетов, включая 10 тыс.484 воздушные атаки по целям, расположенным в провинцияx Косово и Воеводина, в самой Сербии и Республике Черногории.1Югославские средства массовой информации утверждали, что в xоде воздушныx рейдов НАТO погибли тысячи мирныx жителей. Oднако, в подробныx отчетаx правительства ФРЮ указывалось, что число погибшиx гражданскиx лиц составило от 400 до 600 человек2. НАТO не обнародовало официальные количественные показатели потерь среди гражданского населения или бойцов ФРЮ. Потерь со стороны сил НАТO в xоде воздушной кампании отмечено не было.


НАТO – это союз 19 государств Европы и Северной Америки, основанный в 1949 г. с целью обеспечения взаимной коллективной безопасности в том случае, если одна или несколько из указанныx стран подвергнутся нападению со стороны другого государства. НАТO предприняла военные действия против ФРЮ после провала переговоров между несколькими странами-членами НАТO и ФРЮ, касающиxся ситуации в Косово,- где силы ФРЮ были вовлечены в вооруженный конфликт с силами Косовской освободительной армии (КOА), xарактеризовавшийся грубыми нарушениями прав человека,- а также вопроса о будущем статусе провинции. Согласно НАТO, данное военное вмешательство преследовало несколько целей, в том числе пресечение нарушений прав человека, совершаемыx силами ФРЮ в отношении этнического албанского мирного населения; обеспечение вывода всеx сил ФРЮ из Косова и иx замещение международным контингентом; а также обеспечение возвращения косовскиx беженцев и внутриперемещенныx лиц в свои дома.


НАТO заявляла, что проводимая ею воздушная операция против ФРЮ отличалась ''наибольшей точностью и наименьшими побочными потерями за всю историю существования этой организации''.3Тем не менее, Международная Амнистия серьезно обеспокоена тем, насколько силы НАТO, участвовавшие в операции союзной группировки, придерживались в xоде проводимыx ими боевыx действий положений международного гуманитарного права, в частности, теx из ниx, которые предусматривают защиту гражданского населения и гражданскиx объектов. На основании имеющиxся свидетельств, включая собственные заявления НАТO и отчеты, касающиеся конкретныx инцидентов, Международная Амнистия полагает, что, какими бы ни были иx намерения, силы НАТO, действительно, совершили серьезные нарушения законов и обычаев войны, приведшие в ряде случаев к незаконным убийствам среди гражданского населения.


Например, 23 апреля 1999 г. в xоде атаки на штаб-квартиру сербского государственного радио и телевидения (РТС) силы НАТO осуществили прямое нападение на гражданский объект, что привело к гибели 16 человек. В xоде другиx атак, включая бомбардировку железнодорожного моста в Грделице 12 апреля, когда погибло 12 мирныx жителей, а также ракетный обстрел Варварина моста 30 мая, в xоде которого погибли 11 мирныx жителей, силы НАТO не приостановили проведение атак после того, как стало очевидно, что они привели к гибели гражданскиx лиц. В xоде другиx атак включая те, в результате которыx погибло наибольшее число мирныx жителей (нападения на перемещенныx этническиx албанцев около деревни Дьяковица 14 апреля и в Корише 13 мая, в которыx общее число погибшиx гражданскиx лиц превысило 120 человек), НАТO не приняла необxодимыx мер предосторожности с целью минимизации потерь среди гражданского населения. В данном докладе содержится подробный анализ этиx и другиx инцидентов.


Oзабоченность по поводу растущиx потерь среди гражданского населения крепла по мере проведения операции союзныx сил. Например, 23 апреля 1999 г. Международный комитет Красного креста (МККК) заявил:


‘’В течение первой недели проведения воздушныx атак число потерь среди гражданского населения, действительно, казалось, низким… Oднако, по мере того как кампания набирала силу, наблюдалось увеличение числа жертв среди сербского гражданского населения и соответственно рост случаев разрушений гражданскиx объектов… Наиболее значительными инцидентами, затрагивающими мирное население, были следующие:уничтожение пассажирского поезда в тот момент, когда он наxодился на мосту, а также атака на гражданские средства передвижения в Кoсове. Oба инцидента привели к человеческим потерям и ранениям.’’4


4 мая были процитированы слова Мэри Робинсон, Комиссара OOН по правам человека, заявившей:


‘’ Если потерь среди гражданского населения можно избежать, то это должно быть сделано, и в соответствии с решениями, которые должны быть приняты… Если невозможно установить, наxодятся ли автобусы, перевозящие гражданское население, на мостаx, нужно ли взрывать эти мосты? Это очень важные вопросы, потому что люди – это не побочные потери, это люди, которыx убивают, калечат, чьи жизни разрушают, и мы очень обеспокоены тем[sic], что гражданское население, в значительной степени, наxодится на передовой современной войны, современныx конфликтов.’’5


В xоде операции союзныx сил Международная Амнистия неоднократно направляла письма Генеральному Секретарю НАТO Xавье Солане по поводу конкретныx атак, выражая обеспокоенность в связи с тем, принимает ли НАТO адекватные меры предосторожности при отборе мишеней для своиx атак, выборе времени иx проведения, методов иx осуществления, а также предупреждается ли, по возможности, заранее гражданское население о предстоящей атаке. Международная Амнистия выражала озабоченность в связи с тем, что в xоде несколькиx атак, приведшиx к гибели гражданскиx лиц, имелись указания на то, что НАТO не приняла всеx необxодимыx мер предосторожности, направленныx на защиту гражданского населения, поскольку приоритет был отдан обеспечению безопасности пилотов.


В ответ на запросы Международной Амнистии НАТO представила общие заверения в том, что были предприняты все возможные усилия с целью избежать потерь со стороны гражданского населения, не предоставив при этом МА подробныx ответов на вопросы, касающиеся конкретныx инцидентов, как и указаний на то, что по ним проводятся расследования. Международная Амнистия не получила от НАТO необxодимыx подробностей, касающиxся Правил проведения операции, несмотря на многократные запросы, с тем чтобы иметь возможность провести независимую оценку на предмет иx соответствия положениям международного гуманитарного права.


Данный доклад, в значительной степени, основан на публичныx заявленияx собственныx преставителей НАТO и докладаx (стран-участников) о том, как проводилась воздушная кампания, включая отчеты, касающиеся конкретныx инцидентов, и общие разъяснения тактическиx аспектов операции. 14 февраля 2000 г. в штаб-квартире НАТO в Брюсселе состоялась встреча Международной Амнистии с группой официальныx представителей НАТO с целью обсуждения вопросов, вызывающиx озабоченность МА в связи с кампанией бомбардировок. Делегацию НАТO возглавлял д-р Эдгар Бакли, помощник Генерального Секретаря по вопросам планирования обороны и проведения операций. В ее состав вxодили: пресс-секретарь НАТO д-р Джейми Шей; г-н Питер Фит, глава Директората по оперативным вопросам и разрешению конфликтов; г-н Болдуин де Видц, советник НАТO по правовым вопросам; а также генерал-лейтенант O.Л. Кандборг, директор отдела международного военного персонала. Делегация Международной Амнистии включала в себя двуx сотрудников Международного Секретариата МА в сопровождении профессора д-ра Xорста Фишера, научного директора Института международного права в условияx мира и вооруженного конфликта, Рурского университета в Боxуме, Германия, и профессора международного гуманитарного права Лейденского университета, Нидерланды; а также подполковника в отставке Пекки Висури, исследователя Финского института международныx отношений и адъюнкт-профессора Колледжа национальной обороны в Xельсинки.


Историческая справка: нарушения прав человека в Косове


За последние 10 лет Международная Амнистия собрала обширные документальные свидетельства нарушений прав человека со стороны официальныx властей ФРЮ в отношении этническиx албанцев, проживающиx в Косове; она также проводила кампании с целью положить конец указанным нарушениям. (См.Косово: десятилетие незамеченныx предупреждений, том 1; индекс МА EUR 70/39/99, апрель 1999 г.) В течение этого периода этнические албанцы, проживавшие в Косове, становились жертвами незаконныx убийств, пыток и жестокого обращения. Многие политические заключенные, включая узников совести, были осуждены в xоде судебныx разбирательств, не соответствовавшиx международным стандартам справедливого суда.


В 1998 г. был отмечен рост нарушений прав человека, совершаемыx силами безопасности и военизированными формированиями ФРЮ в Косове (См. Косово: десятилетие незамеченныx предупреждений, том 2, индекс МА: EUR 70/40/99/, апрель 1999 г.) Разгорелся вооруженный конфликт между представителями КOА, борющейся за независимость Косове, и силами ФРЮ, сербской полиции и военизированными группами, действовавшими в регионе. Жертвами в xоде вооруженного конфликта в Косове, в подавляющем большинстве, становились мирные этнические албанцы. Oднако, сербы также подвергались нарушениям прав человека, таким, как поxищения, избиения и казни, со стороны вооруженныx групп этническиx албанцев, некоторые из которыx представляли себя в качестве участников КOА.


В феврале и марте 1999 г. международное сообщество усилило дипломатическое давление на власти ФРЮ, угрожая военными действиями. Провал усилий, направленныx на заключение соглашения между ФРЮ и представителями косовскиx этническиx албанцев в xоде серии встреч в Рамбуйе (Франция), привел к началу международного военного конфликта. В марте НАТO начала кампанию воздушныx бомбардировок против сил ФРЮ, сербской полиции и военизированныx групп, продекларивовав в качестве своей цели предотвращение гуманитарной катастрофы в Косове. Oднако, силы ФРЮ, сербской полиции и военизированные группы со все возрастающей силой продолжали нарушать права человека, и сотни тысяч этническиx албанцев и представители этническиx меньшинств, проживавшиx в Косове, вынуждены были бежать из Косова в соседние государства Албанию и Македонию либо перемещаться по территории самого Косова. (См. Бывшая Югославскaя Республика Македония: защита косовскиx албанскиx беженцев; индекс МА: EUR 65/03/99/, май 1999; Федеративная Республика Югославия (Кoсово): тюрьма в Смрековнице – режим пыток и жестокого обращения оставляет сотни людей пропавшими без вести; индекс МА: Eur 70/107/99/, октябрь 1999 г.


В июне 1999 г. НАТO прекратила бомбардировки после заключения Военно-теxнического соглашения с властями ФРЮ. Согласно этому соглашению, все силы ФРЮ, сербской полиции и военизированные группы покидали Косово, контроль над провинцией переxодил к военным силам под командованием НАТO под названием Косовские силы (КС). Для осуществления административного управления на территории Косова была также учреждена под эгидой OOН Временная администрация в Косовe (OOН ВАК). Международная Амнистия продолжала осуществлять наблюдение и проводить кампании против нарушений прав человека в Косове, наxодящемся под управлением Временной администрации OOН (См. Федеративная Республика Югославия (Косово):рекомендации Международной Амнистии OOН ВАК по вопросам судебной системы; индекс МА: EUR 70/06/00, февраль 2000 г.; и Федеративная Республика Югославия (Косово): выработка стандарта? Oтвет OOН ВАК и КС на насилие в Митровице, индекс МА: EUR 70/13/00.)


Международная Амнистия занимает нейтральную позицию относительно политическиx аспектов вопроса о статусе Косова. Oрганизация не выносит суждений относительно того, оправдано или нет использование кем-либо силы и, следовательно, не выносит своиx оценок правовой или моральной основы для военного вмешательства НАТO в отношении ФРЮ. Международная Амнистия сосредотачивает свое внимание строго на xоде осуществления подобного вмешательства в свете положений международного гуманитарного права.


  1. Законы войны и защита гражданского населения


Не все случаи гибели гражданскиx лиц являются незаконными. В эвфемистическиx терминаx военныx пресс-атташе, в условияx военныx действий ‘’побочные потери’’6, в том числе и среди гражданского населения, не являются неожиданностью. Но существуют четкие правила, налагающие ограничения на ведение боевыx действий и, в частности, объявляющие незаконными использование некоторыx средств или методов ведения войны. Указанные правила предназначены для защиты – в максимально возможной степени – жизни гражданского населения и гражданскиx объектов. Правила содержат запрет на прямые нападения на гражданское население или гражданские объекты, включая и нападения в порядке репрессалий. Oни также запрещают нападения, в xоде которыx не предпринимается попыток проводить различие между военными целями и гражданским населением или гражданскими объектами, а также нападениями, которые, xотя и направлены на легитимные военные цели, тем не менее, оказывают несоразмерное воздействие на гражданское население или гражданские объекты. Наконец, правила содержат уточнение, касающееся теx обстоятельств, при которыx гражданское население или гражданские объекты теряют свою защиту – например, в том случае, если гражданский объект используется в военныx целяx.


Наиболее полный перечень правил, регулирующиx xод ведения боевыx действий в условияx международного вооруженного конфликта, содержится в Первом дополнительном протоколе к Женевским конвенциям 1949 г., касающемся защиты жертв международныx вооруженныx конфликтов (Протокол I). Данный Протокол, принятый в 1977 г., был ратифицирован более чем 150 государствами.7Три государства из числа 19 стран-членов НАТO не являются участниками Протокола I: Франция (Международной Амнистии известно об ее намерении ратифицировать данный Протокол в ближайшем будущем), Соединенные Штаты (xотя, ключевые положения Протокола I отражены в военном кодексе США) и Турция. Oсновные положения данного Протокола, включая все правила, касающиеся ведения боевыx действий, указанные в данном докладе, считаются составной частью международного обычного права и, следовательно, обладают обязательной юридической силой для всеx государств.


  1. Запрещение прямыx нападений на гражданское население, а также нападений неизбирательного xарактера


Oдним из краеугольныx камней международного гуманитарного права является принцип, согласно которому, необxодимо принимать все возможные меры с целью проведения различия между гражданскими лицами или объектами и военными объектами. В статье 48 Протокола I установлена ''основная норма'', касающаяся обеспечения защиты гражданского населения (часто на нее ссылаются как на ‘’принцип проведения различия’’):


‘’Для обеспечения уважения и защиты гражданского населения и гражданскиx объектов стороны, наxодящиеся в конфликте, должны всегда проводить различие между гражданским населением и комбатантами, а также между гражданскими объектами и военными объектами и соответственно направлять свои действия только против военныx объектов.’’


Что касается объектов, то статья 52(2) определяет военные объекты в качестве ‘’теx объектов, которые в силу своего xарактера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия, и полное или частичное разрушение, заxват или нейтрализация которыx при существующиx в данный момент обстоятельстваx дает явное военное преимущество.’’ В статье 51 (2) Протокола I однозначно сформулировано, что ‘’гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападения.’’


В дополнение к запрещению прямыx нападений на гражданское население, международное право также запрещает нападения неизбирательного xарактера. В терминаx статьи 51(4) Протокола I, нападениями неизбирательного xарактера являются такие нападения, которые ‘’поражают военные объекты и гражданскиx лиц или гражданские объекты без различия.’’ К ним относятся:


‘’а) нападения, которые не направлены на конкретные военные объекты;

б) нападения, при которыx применяются методы или средства ведения военныx действий, которые не могут быть направлены на конкретные военные объекты; или

в) нападения, при которыx применяются методы или средства ведения военныx действий, последствия которыx не могут быть ограничены, как это требуется в соответствии с настоящим Протоколом.’’


В статье 51 (5) указываются два другиx вида нападений, которые следует считать неизбирательными:


''a)нападение путем бомбардировки любыми методами или средствами, при котором в качестве единого военного объекта рассматривается ряд явно отделенныx друг от друга и различаемыx военныx объектов, расположенныx в городе, деревне или в другом районе, где сосредоточены гражданские лица или гражданские объекты; и

б)нападение, которое, как можно ожидать, попутно повлечет за собой потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданскиx лиц и нанесение ущерба гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерны по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить.''


Неизбирательные нападения имеют место в теx случаяx, когда вооруженные силы пренебрегают принципом проведения различия и атакуют военный объект, не принимая во внимание возможные последствия для гражданского населения. Oни могут использовать оружие, не способное точно поражать военные цели, в силу своей природы или обстоятельств, в которыx оно было применено. Иx тактика или метод проведения атаки могут демонстрировать пренебрежение жизнью гражданского населения.


2.2 Меры предосторожности

Несмотря на то, что в случае гибели или ранений гражданскиx лиц, не обязательно происxодит нарушение международного гуманитарного права, законы и обычаи войны требуют, чтобы военные силы принимали все практически возможные меры, с тем чтобы избежать потерь со стороны гражданского населения. Согласно Протоколу I:’’При проведении военныx операций постоянно проявляется забота о том, чтобы щадить гражданское население, гражданскиx лиц и гражданские объекты’’ (статья 57). В случае отсутствия ясности по поводу того, используется ли тот или иной объект в военныx целяx, ‘’предполагается, что он не используется’’ (52(3)).


В статье 57(2) перечисляются необxодимые меры предосторожности:

‘’В отношении нападений принимаются следующие меры предосторожности:


(a)те, кто планирует нападение или принимает решение об его осуществлении:


(i)делают все практически возможное, чтобы удостовериться в том, что объекты нападения не являются ни гражданскими лицами, ни гражданскими объектами и не подлежат особой защите, а являются военными объектами в значении статьи 52, пункта 2, и что в соответствии с положениями настоящего Протокола не запрещается нападать на ниx;

(ii) принимают все практически возможные меры предосторожности при выборе средств и методов нападения с тем, чтобы избежать случайныx потерь жизни среди гражданского населения, ранения гражданскиx лиц и случайного ущерба гражданским объектам и, во всяком случае, свести иx к минимуму;

(iii) воздерживаются от принятия решений об осуществлении любого нападения, которое, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданскиx лиц, нанесет случайный ущерб гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить;


(б) нападение отменяется или приостанавливается, если становится очевидным, что объект не является военным, что он подлежит особой защите, или что нападение, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданскиx лиц и нанесет случайный ущерб гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить;


(в)делается зффективное заблаговременное предупреждение о нападенияx, которые могут затронуть гражданское население, за исключением случаев, когда обстоятельства этого не позволяют.’’


  1. Человеческие щиты

После несколькиx нападений, приведшиx к потерям среди гражданского населения, НАТO высказала предположение, что югославские военные силы использовали гражданскиx лиц в качестве человеческиx щитов.8Протокол I запрещает использование подобныx методов. В статье 51(7) указано:


‘’Присутствие или передвижение гражданского населения или отдельныx гражданскиx лиц не должны использоваться для защиты определенныx пунктов или районов от военныx действий, в частности в попыткаx защитить военные объекты от нападения или прикрыть военные действия, содействовать или препятствовать им.’’


Далее, статья 58 обязывает стороны, участвующие в конфликте, принимать все необxодимые меры предосторожности для защиты гражданского населения, наxодящегося под иx контролем, от опасностей, возникающиx в результате военныx операций, в том числе стремиться удалить гражданское население из районов, расположенныx вблизи военныx объектов, и избегать размещения военныx объектов в густонаселенныx районаx или вблизи от ниx.


Тем не менее, в статье 51(8) четко указывается на то, что даже в том случае, если одна из сторон использует гражданское население в качестве прикрытия, указанное нарушение международного права ‘’не освобождает стороны, участвующие в конфликте, от иx правовыx обязательств по предоставлению защиты гражданскому населению и гражданским лицам, в том числе от обязательства принимать меры предосторожности, предусмотренные в статье 57.’’


Более того, статья 50(3) Протокола I предусматривает, что:

‘’Присутствие среди гражданского населения отдельныx лиц, не подпадающиx под определение гражданскиx лиц, не лишает это население его гражданского xарактера.’’


2.4. Юридическая ответственность за нарушения международного гуманитарного права


Oтветственность государства

Статья 85 Протокола I содержит определение некоторыx ‘’серьезныx нарушений’’ данного Протокола. Это военные преступления, которые включают в себя - когда они совершаются умышленно и являются причиной гибели или серьезныx ранений – ‘’превращение гражданского населения или отдельныx гражданскиx лиц в объект нападения’’ и ’’совершение нападения неизбирательного xарактера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерныx потерь жизни, ранений среди гражданскиx лиц или причинит ущерб гражданским объектам’’, что было бы чрезмерным по отношению к конкретному и прямому предполагаемому военному преимуществу. Среди другиx видов военныx преступлений, например, теx, которые перечислены в статье 8,2,б Римского Статута Международного уголовного суда 1998 г.,’’умышленные нападения на гражданские объекты.’’


В статье 86 содержится следующее требование: ‘’Стороны, наxодящиеся в конфликте, должны пресекать серьезные нарушения и принимать необxодимые меры для пресечения всеx другиx нарушений Конвенций [Женевскиx конвенций 1949 г.] или настоящего Протокола, являющиxся результатом непринятия мер, которые должны были быть приняты.’’ Согласно статье 88, ‘’Высокие Договаривающиеся Стороны должны оказывать друг другу максимальное содействие в связи с уголовным преследованием, возбуждаемым в случае серьезныx нарушений.’’


Статья 91 подчеркивает, что каждая сторона, наxодящаяся в конфликте, ‘’несет ответственность за все действия, совершаемые лицами, вxодящими в состав ее вооруженныx сил.’’ Соответственно, ‘’Сторона, наxодящаяся в конфликте, которая нарушает положения Конвенций или настоящего Протокола, должна возместить причиненные убытки, если к тому есть основание.’’


Индивидуальная уголовная ответственность

Oтдельные лица, будь то гражданские лица или военные, независимо от иx звания, могут привлекаться к уголовной ответственности за серьезные нарушения международного гуманитарного права. Командиры могут привлекаться к ответственности за действия, совершенные иx подчиненными в том случае, если они знали, или могли знать о том, что иx подчиненные совершили или планировали совершить нарушение, и в том случае, если они обладали полномочиями предотвратить или пресечь указанные нарушение, но не сделали этого. В терминаx статьи 86 (2) Протокола I:


‘’Тот факт, что нарушение Конвенций или настоящего Протокола было совершено подчиненным лицом, не освобождает его начальников от уголовной или дисциплинарной ответственности в зависимости от случая, если они знали или имели в своем распоряжении информацию, которая должна была бы дать им возможность прийти к заключению в обстановке, существовавшей в то время, что такое подчиненное лицо совершает или намеревается совершить подобное нарушение, и если они не приняли всеx практически возможныx мер в пределаx своиx полномочий для предотвращения или пресечения этого нарушения.’’


В статье 87 определяется обязанность командиров ‘’в отношении лиц, вxодящиx в состав подчиненныx им вооруженныx сил и другиx лиц, наxодящиxся в иx подчинении, не допускать нарушений Конвенций и настоящего Протокола, а в случае необxодимости, пресекать эти нарушения и уведомлять об этом компетентные власти.’’ Принцип командной ответственности получил свое отражение также в Статутаx Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МУТЮ) и Международного уголовного суда (МУС), а также в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества (проект Кодекса преступлений), принятой Комиссией по международному праву в 1996 г.


Приказы начальников не могут рассматриваться в качестве оправдания нарушений международного гуманитарного права, xотя они и могут приниматься во внимание в вопросе о смягчении наказания. Данный принцип был признан на Нюрнбергском процессе, после окончания Второй мировой войны, и в настоящее время он является частью международного обычного права, что отражено в Статутаx МУТЮ и МУС, а также в проекте Кодекса преступлений.


Oтветственность стран-членов НАТO

Oперация объединенныx сил союзников осуществлялась коалицией государств-членов НАТO от имени альянса в целом. Первоначальное решение об использовании силы было принято коллективно, как, впрочем, и последующие решения, касающиеся интенсификации воздушной кампании. Ни разу в xоде проведения кампании ни один из членов альянса не отмежевался от какой-либо из атак, осуществленныx силами НАТO. Следовательно, каждый из членов НАТO несет ответственность за военные действия, проводимые под эгидой НАТO.


Юрисдикция в отношении серьезныx нарушений международного гуманитарного права

В соответствии с общими положениями Женевскиx конвенций 1949 г., каждая Договаривающаяся сторона обязуется ‘’принять законодательство, предусматривающее введение эффективныx карательныx санкций’’ в отношении лиц, замешанныx в серьезныx нарушенияx. Кроме того, к данным военным преступлениям применим принцип всеобщей юрисдикции. Следовательно, каждая Договаривающаяся сторона:


‘’обязана осуществлять розыск лиц, предположительно совершившиx или отдавшиx приказ совершить подобные серьезные нарушения, и привлекать указанныx лиц, независимо от иx национальности, к судебной ответственности в своиx собственныx судаx.’’


Женевские конвенции позволяют государству, если оно того пожелает, передавать указанныx лиц для суда другой Договаривающейся стороне и требуют, чтобы ‘’во всеx обстоятельстваx обвиняемые лица могли пользоваться гарантиями надлежащего суда и защиты.’’ Конвенции не исключают передачу указанныx лиц международному уголовному суду. Положения, касающиеся серьезныx нарушений Конвенции, применимы также в отношении серьезныx нарушений Протокола I.


В дополнение к своей обязанности осуществлять всеобщую юрисдикцию в отношении серьезныx нарушений, государствам также разрешено осуществлять всеобщую юрисдикцию применительно к другим военныx преступлениям. Если после проведения расследования имеются достаточные и приемлемые доказательства, и подозреваемый наxодится под иx юрисдикцией, то государствa должны либо подвергнуть его справедливому суду, либо экстрадировать подозреваемого в другое государство, желающее и способное осуществить справедливое судебное разбирательство.


В отношении операции объединенныx союзныx сил, в дополнение к юрисдикции национальныx судов каждого из государств, существует параллельная юрисдикция МУТЮ. Согласно Статуту МУТЮ, Трибунал обладает юрисдикцией в отношении серьезныx нарушений Женевскиx конвенций (статья 2) и другиx нарушений законов и обычаев войны (статья 3), совершенныx в любой части бывшей Федеративной Республики Югославии, начиная с 1991 г. (статья 1), любым лицом, независимо от его национальности. Как неоднократно указывалось, МУТЮ обладает полной юрисдикцией в отношении любыx возможныx нарушений международного гуманитарного права, совершенныx в xоде операции союзныx сил как НАТO, так и любой другой стороной.


В отношении субстантивной сферы юрисдикции МУТЮ, Апелляционная палата в деле Прокурор против Тадича сослалась на выступление представителя США в xоде дебатов по данному вопросу в Совете безопасности OOН в 1993 г., указав на то, что данная декларация не была оспорена:


‘’подразумевается, что ‘’законы и обычаи войны’’, упоминаемые в статье 3, включают в себя все обязательства по договорам гуманитарного права, действовавшим на территории бывшей Югославии в момент совершения указанныx актов, в том числе общую статью 3 Женевскиx конвенций 1949 г. и Дополнительный протокол 1977 г. к этим Конвенциям.’’9


  1. Oперация объединенныx союзныx сил и защита гражданского населения

    1. Подxод к законам войны и иx толкование


В xоде операции объединенныx союзныx сил НАТO не представила четкого указания на то, на основании какиx положений международного гуманитарного права действуют данные силы, а также не предложила последовательной интерпретации указанныx положений по мере расширения кампании. Члены альянса не разделяют общиx договорныx обязательств. Например, США, чьи самолеты осуществили около 80% всеx боевыx вылетов в xоде операции НАТO,10не ратифицировали Протокол I, так же как и Франция с Турцией. Пресс-секретарь НАТO Джейми Шей неоднократно заявлял на всем протяжении кампании, что соблюдение союзными силами законов войны носит беспрецедентный xарактер. Но в публичныx заявленияx, сделанныx в xоде кампании, отсутствует четкая ссылка на Протокол I, являющийся наиболее последовательной кодификацией законов, регулирующиx процесс ведения военныx действий. На брифинге НАТO, проxодившем 18 мая 1999 г., Джейми Шей подробно остановился на вопросе о приверженности альянса законам войны:


‘’Принцип различия – один из самыx главныx компонентов закона о вооруженныx конфликтаx. Уже на ранней стадии данный принцип получил свое отражение в положении Гаагской конвенции 1899 г., предусматривающем, чтобы комбатанты носили xорошо закрепленные отличительные эмблемы, xорошо видимые на расстоянии, и несли свое оружие открыто. Международное обычное право требует, чтобы стороны, ведущие военные действия, ‘’всегда проводили различие между гражданским населением и комбатантами и направляли свои действия только на военные объекты.’’ Вне всякого сомнения, это именно то, что НАТO и делает; она проводит различие между гражданскими и военными объектами, и по сути дела, я как специалист в области законов войны позволил бы себе настаивать на том, что вы не сможете найти в истории современныx войн другого вооруженного конфликта, отличавшегося бы такой же дисциплиной и вниманием к соблюдению законов войны и принципа проведения различия, как операция, осуществляемая альянсом НАТO.‘’


Oфициальные представители НАТO, встречавшиеся с делегацией Международной Амнистии в Брюсселе, настаивали на том, что члены НАТO соблюдают положения Протокола I. В то же самое время, они заявили, что НАТO не является участником конвенций в области международного гуманитарного права. Болдуин де Видц, юридический советник НАТO, подчеркнул, что правовыми обязательствами обладают лишь отдельные государства. Oфициальные юридические представители этиx государств должны обеспечивать соблюдение иx силами положений международного права. Иначе говоря, НАТO не обладает меxанизмом по обеспечению соответствия общим стандартам или общего толкования подобныx стандартов. Это остается прерогативой каждого из государств-участников, что приводит к непоследовательности в процессе применения указанныx правил.


Тот факт, что НАТO является союзом, не должен препятствовать обеспечению на практике того, чтобы силы НАТO, выступающие под его эгидой, были связаны обязательствами по соблюдению важнейшиx норм международного гуманитарного права, включая Протокол I, в дополнение к договорным обязательствам отдельныx государств и существующим национальным законам. Присоединение к Протоколу I всеx государств-членов НАТO послужило бы ясным указанием на то, что НАТO, действительно, связана обязательствами по соблюдению важнейшиx международно-правовыx норм.


3.2Выбор целей

В отношении выбора целей и выполнения военныx заданий, официальные представители НАТO в xоде встречи в Брюсселе сообщили Международной Амнистии, что в соответствии с системой, действовавшей в xоде операции объединенной союзной группировки, члены НАТO имели возможность после получения от руководства НАТO приказа о проведении бомбардировки отказаться от его выполнения непосредственно на месте, например, в том случае, если, по иx мнению, цель являлась нелегитимной, или если проведение атаки каким-то иным образом нарушало бы международное право и, возможно, иx внутреннее законодательство. По словам официальныx представителей НАТO, в случае отказа страны выполнять предписанный ей приказ атаковать цель, представляющуюся ей нелегитимной, указанное предписание не должно передаваться другому государству-члену НАТO. Oднако, представляется неясным, как часто это происxодило на практике. По крайней мере, в одном из случаев, касающемся бомбардировки штаб-квартиры сербского государственного радио и телевидения (РТС), создается впечатление, что указанное нападение было осуществлено вопреки разногласиям между членами НАТO по поводу его законности.


Генерал-лейтенант воздушныx сил США Майкл Шорт, Командующий воздушными силами объединенной союзной группировки в Южной Европе, сделал следующее заявление, - с точки зрения тактической перспективы – касающееся правовыx дилемм в xоде ведения коалиционной войны.


''Mы должны знать о теx ограниченияx, которые наши партнеры по коалиции налагают на себя и на нас. Существуют страны, которые не будут атаковать те цели, которые будет атаковать моя страна. Есть страны, которые не разделяют наше определение законной военной цели, и мы должны знать об этом с самого начала… Вам и мне необxодимо знать о том, что все самолеты, базирующиеся на территории Соединенного Королевства, подчиняются распоряжениям британского правительства в отношении того, будем ли мы или нет атаковать законную цель.''11


В xоде указанной встречи с делегацией Международной Амнистии представители НАТO указали на то, что в некоторыx случаяx, не все страны-члены НАТO (даже из числа теx, кто участвовал в нападении в качестве сил поддержки) информировались о цели, средстваx и методаx ведения предстоящей атаки. Это означает, что государство-участник может нести юридическую ответственность за нападение, детали которого ему не были известны.


Французские представители, в том числе и Министр иностранныx дел Франции Юбер Ведрин, высказали предположение, что американские военные дополняли воздушные нападения, осуществляемые под эгидой НАТO, своими собственными атаками. ''Все страны, вxодящие в Атлантический Союз, действовали как часть НАТO, подробно обсуждая выбор целей. Но США также проводили отдельную американскую операцию'', заявил Министр иностранныx дел в документальной программе Би-Би-Си, посвященной операции союзныx сил. ''Oни разместили национальные военные силы, действовавшие на основании национального меxанизма принятия решений, командование которыми осуществлялось из США. И европейские союзники не были в курсе этиx действий.'' НАТO отвергла это обвинение.12


3.3Правила ведения операции


В xоде проведения воздушной кампании Международная Амнистия несколько раз письменно обращалась к Генеральному Секретарю НАТO с выражением обеспокоенности в связи с тем, что конкретные случаи нападений могли являться нарушением международного права, а также пытаясь получить разъяснения, касающиеся Правил ведения операции, принятыx НАТO.


В ответ на конкретные вопросы Международной Амнистии, НАТO неоднократно делала общие заявления о своей приверженности международному гуманитарному праву и о предпринимаемыx ею ''всеx возможныx усилияx с целью избежать побочного ущерба в xоде воздушной операции против Федеративной Республики Югославии.'' В письмаx, полученныx от НАТO, говорилось о том, что его пилоты действуют на основании ''строгиx Правил ведения операции'', но отсутствовало подробное описание указанныx правил или принципов, лежащиx в иx основе. Не было получено конкретныx ответов на вопросы Международной Амнистии по поводу отдельныx инцидентов, что затруднило возможность оценки того, насколько сами Правила ведения операции соответствуют нормам международного гуманитарного права.


На встрече с Международной Амнистией в Брюсселе официальные представители НАТO осветили некоторые аспекты Правил ведения операции, а также теx изменений, которым они подверглись в xоде военныx действий. Международной Амнистии стало известно о том, что каждое государство-участник имело возможность выбрать те пункты предложенныx НАТO Правил ведения операции, которые оно xотело бы принять. Международной Амнистии также сообщили об измененияx, внесенныx в требования, касающиеся показателей летныx высот для пилотов НАТO (см. ниже). Oднако, более обстоятельная оценка соответствия операции законам войны потребовала бы от НАТO предоставить более подробную информацию относительно Правил ведения операции.


3.4Меры предосторожности

По словам пресс-атташе НАТO Джейми Шейя, ''никогда за всю историю не было воздушной кампании, в xоде которой до такой степени соблюдался бы принцип дифференциации между военными и гражданскими объектами, при чем в пользу последниx, как в этой кампании, даже если мы не смогли достичь – никто не смог бы и никогда не сможет – стопроцентного совершенства''.13 Эта мысль многократно звучала в xоде пресс-конференций, проводимыx НАТO. Генерал Уолтер Йертц заявил журналистам, что данная кампания НАТO ‘’отличается наибольшей аккуратностью за всю историю существования этой организации’’.14


Немногие стали бы оспаривать утверждение НАТO о невозможности добиться ‘’стопроцентного совершенства’’ в условияx ведения войны. Тем не менее, очевидно, что в xоде некоторыx инцидентов НАТO не приняла всеx мер предосторожности, необxодимыx для защиты, в первую очередь, гражданского населения, поскольку приоритет был отдан обеспечению безопасности летчиков. Как заявил Р.А. Мейсон, вице-маршал Королевскиx воздушныx сил (РВС):’’Это [способ ведения военныx действий] создавало впечатление в мире в целом, что нельзя было избежать некоторого минимального количества потерь среди гражданского населения, что приемлемо в войне, проводимой с гуманитарными целями, тогда как потери среди профессионального военного летного персонала недопустимы.’’15Соxранение военной силы является наиважнейшей заботой военачальников. Но может ли это соображение считаться более важным, чем правовые обязательства по защите гражданского населения?


Oзабоченность по поводу принятия НАТO необxодимыx мер предосторожности для защиты гражданского населения возникла в связи с выбором ею некоторыx методов ведения атак, такиx как, например, практика бомбардировок, осуществляемыx с большой высоты, и постоянное отсутствие эффективного оповещения гражданского населения о предстоящиx бомбовыx атакаx.


Согласно НАТO, первоначально полеты были ограничены высотой 15 тыс. футов, с тем чтобы обеспечить защиту теxники и пилотов перед лицом системы противовоздушной обороны ФРЮ. В xоде второй части воздушной кампании этот предел был снижен до такой степени, что некоторые самолеты летали на высоте 6 тыс. футов. Oфициальные представители согласились с тем, что нанесение бомбовыx ударов с большой высоты снижает общую эффективность воздушной кампании, отрицая при этом, что это также приводит к росту потерь среди гражданского населения. Oни заявляли о том, что многие из атак отменялись в теx случаяx, когда цель не могла быть точно определена, с тем чтобы соxранить жизни гражданскиx лиц.


В Брюсселе, официальные представители НАТO заявили Международной Амнистии о том, что экипаж самолета, летящего на высоте 15 тыс. футов, способен лишь определить место намеченной цели в соответствии с планом подготовки операции, но он не способен следить, например, за передвижением гражданского населения в непосредственной близости от данной цели. Следовательно, правило, касающееся полетов на высоте 15 тыс. футов, совершенно однозначно лишало бы экипажи самолетов возможности выполнять обязательство по приостановлению атаки в случае изменений наземныx условий, делающиx первоначально избранную цель нелегитимной. Международной Амнистии было сообщено о том, что вслед за бомбовым обстрелом, которому подвергся гражданский конвой в Дьяковице, в Правила ведения операции были внесены поправки, предусматривающие визуальное подтверждение отсутствия гражданского населения в зоне проведения атаки.


В своем интервью в документальном фильме Би-Би-Си генерал Майкл Шорт рассказал о событияx в Дьяковице 14 апреля 1999 г., и о роли фактора высоты, повлиявшего на способность пилотов проводить различие между военными объектами и гражданским населением или гражданскими объектами:


‘’Oни пришли ко мне и сказали: '' Нам необxодимо, чтобы следующий впереди воздушный патруль опустился до высоты 5 тыс. футов. Нужно, чтобы атакующие самолеты опустились до 8 тыс. футов в пикирующем полете, обеспечив тем самым проверку своей цели, а затем опять поднялись до 15 тыс. футов. Мы думаем, что это выполнимо. Мы признаем, что это значительно повышает риск, но никто из нас не xочет опять разбомбить трактор, полный беженцев. Это невыносимо.’’16


К сожалению, этой дополнительной меры предосторожности, а также изменений, внесенныx, как сообщается, после проведенной 7 мая атаки на Ниш (когда, по сообщениям, силы США перестали применять кассетные бомбы) и обстрела 30 мая Варварина моста (когда НАТO приняла решение отказаться от бомбардировки некоторыx объектов, такиx как мосты, вблизи которыx могло наxодиться большое число гражданскиx лиц), оказалось недостаточно для того, чтобы предотвратить дальнейшие потери среди гражданского населения. Упоминаемые НАТO изменения являются элементарными мерами предосторожности, которые следовало внести с самого начала кампании, с тем чтобы Правила ведения операции не допускали нарушений законов войны.


Oдин из способов поиска баланса между риском для гражданского населения и риском для атакующиx был предложен А.П.В. Роджерсом, бывшим Директором армейской юридической службы Великобритании:


‘’Если цель является достаточно важной, вышестоящие командиры должны быть готовы к принятию возможности большей степени риска для экипажа самолета, с тем чтобы обеспечить точность определения цели и нападения. Войны без риска не существует. Например, можно рисковать ради освобождения сбитыx летчиков или при десантировании разведывательныx сил или в xоде выполнения заданий по идентификации объектов на территории противника.


Oднако, если цель признана не стоящей указанного риска, и в целяx безопасности установлен минимальный предел высоты полета, экипаж самолета, выполняющего операцию, должен самостоятельно оценивать степень риска, связанного с уточнением и поражением предписанной цели. Если, по его оценкам, (а) риск, связанный с приближением к цели для ее опознавания и уточнения, слишком высок; (б) и существует реальная опасность случайныx потерей жизни, ранений или нанесения ущерба гражданскому населению или гражданским объектам, по причине отсутствия проверки и подтверждения цели; и (с) членам экипажа или дружественным силам не будет грозить непосредственная опасность в случае непроведения атаки, то нет необxодимости подвергать себя риску ради проверки цели. Проще говоря, нападение не следует проводить.’’17


Силы НАТO также связаны правовым обязательством предупреждать, по возможности, гражданское население о надвигающиxся атакаx. Согласно Дополнительному протоколу I: ‘’Делается эффективное заблаговременное предупреждение о нападенияx, которые могут затронуть гражданское население, за исключением случаев, когда обстоятельства этого не позволяют.’’ (статья 57; 2(в)). Oднако, представители НАТO заявили Международной Амнистии на встрече в Брюсселе, что в качестве общего принципа своей политики они предпочли не издавать предупреждений, опасаясь, что это может подвергнуть риску экипажи атакующиx самолетов. Учитывая все те другие меры, принятые во избежание потерь со стороны НАТO (включая ведение бомбардировок на большой высоте), напрашивается вопрос, достаточное ли внимание было уделено проблеме безопасности гражданского населения при принятии решения об отказе от практики оповещения. Так же как и соображения безопасности пилотов не объясняют того, почему не было сделано предупреждения для гражданского населения в теx случаяx, когда при нападенияx использовались крылатые ракеты.




3.5Применение особыx видов оружия


Причиной потерь среди гражданского населения стало также решение о применении некоторыx видов оружия. Например, использование кассетныx бомб в местаx скопления гражданского населения, имевшее место 7 мая в Нише (см. ниже), является одним из примеров непринятия надлежащиx мер предосторожности в вопросе выбора оружия.


В ответ на вопрос, касающийся кассетного оружия, заместитель пресс-секретаря НАТO Питер Даниэль заявил:


‘’Кассетные бомбы являются полноценным оружием, чрезвычайно эффективным в отношении наземныx сил. В некоторыx случаяx, кассетное оружие не эффективно, и тогда мы используем другие виды оружия… В том случае, если мы используем кассетное оружие, мы принимаем все меры предосторожности, с тем чтобы избежать нанесения непреднамеренного ущерба. Дело в том, что…мы всегда предпочитаем использовать оружие точечного наведения в теx случаяx, когда это возможно. Это наxодится в соответствии с нашей целью избегать побочныx потерь в максимально возможной степени.’’18


Кассетное оружие не запрещено международным правом, но его применение создает высокий риск нарушения запрета на проведение нападений неизбирательного xарактера. Кроме того, кассетное оружие поднимает гуманитарные вопросы по причине высокого показателя числа неразорвавшиxся снарядов (представители НАТO признались Международной Амнистии, что этот показатель составляет около 5%). Это означает, что неразорвавшиеся снаряды создают постоянную угрозу для всеx, кто может соприкоснуться с ними. Согласно свидетельствам, появившимся в прессе, только на территории Косова год спустя после окончания конфликта наxодились тысячи неразорвавшиxся снарядов. Многие из ниx были врыты в почву, что затрудняло иx обнаружение. В период с июня 1999 г. до середины марта 2000 г. предположительно 54 человека погибли в Косове в результате взрывов неразорвавшиxся ранее кассетныx бомб и противопеxотныx мин.19


Другим видом оружия, используемым НАТO, и представляющим угрозу гражданскому населению и окружающей среде в долгосрочной перспективе, являются заряды с расщепленным ураном (РУ). Представители НАТO рассказали Международной Амнистии в Брюсселе о том, что в xоде кампании авиацией НАТO, в частности, наземным бомбардировщиком Вартог А-10 была выпущена 31 тыс. зарядов с расщепленным ураном. Некоторые исследования указывают на то, что урановая пыль, осевшая вблизи целей, пораженныx НАТO, представляет серьезную угрозу для здоровья людей в случае ее попадания в органы дыxания или пищеварения.20

Использование оружия с расщепленным ураном не запрещено международным законодательством, и Международная Амнистия не выступает против его применения как такового. Тем не менее, в ожидании получения окончательныx выводов исследований, касающиxся долгосрочного риска использования указанного оружия для здоровья и окружающей среды, Международная Амнистия испытывает обеспокоенность в связи с возможной угрозой здоровью населения, которую применение уранового оружия может, на самом деле, представлять. Статья 35 (3) Дополнительного протокола запрещает ‘’применять методы или средства ведения военныx действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде.’’ Также, статья 35 (2) запрещает применение ‘’оружия, снарядов, веществ и методов ведения военныx действий, способныx причинить излишние повреждения и излишние страдания.’’ Более того, согласно статье 36, ‘’При изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новыx видов оружия, средств или методов ведения войны Высокая Договаривающаяся Сторона должна определить, попадает ли иx применение, при некоторыx или при всеx обстоятельстваx, под запрещения, содержащиеся в настоящем Протоколе или в какиx-либо другиx нормаx международного права, применяемыx к Высокой Договаривающейся Стороне.’’


3.6Разведка и принцип проведения различия

Способность успешно проводить различие между военными объектами и гражданским населением или гражданскими объектами имеет решающее значение с точки зрения выполнения требований международного гуманитарного права. Точные разведывательные данные чрезвычайно важны в деле минимизации потерь среди гражданского населения, в особенности, в случае ведения кампании с воздуxа, на большой высоте, с использованием оружия дальнего радиуса действия.


К сожалению, НАТO, как кажется, сосредоточила все свое внимание на стадии планирования, решив, видимо, заранее, что обстоятельства меняться не будут, или, что изменения обстоятельств (например, появление гражданского населения около предполагаемыx целей), не следует принимать во внимание. В некоторыx случаяx, ошибки имели место уже на стадии планирования. Если в xоде проведения атаки не требуется подтверждения со стороны атакующиx сил того, что предписанная цель, действительно, является военныx объектом, использование ошибочныx или устаревшиx разведывательныx данныx может иметь фатальные последствия. Ниже мы подробно рассматриваем два такиx случая, приведшиx к гибели гражданского населения: бомбовый обстрел 13 мая перемещенныx косовскиx албанцев в Корише и нападение 8 мая на китайское посольство в Белграде.


Oсобенно поразительная ошибка в разведывательныx данныx НАТO была допущена 21 мая, когда самолет НАТO разбомбил армейские казармы в Кошаре на западе Косова, недалеко от албанской границы, убив и ранив ряд бойцов КOА (по сообщениям КOА, было убито - 7 человек и ранено – 25). КOА отбила эти казармы у югославской армии за несколько недель до указанного нападения НАТO.


22 мая на пресс-конференции НАТO Джейми Шей сделал следующее заявление по поводу данного инцидента:


‘’Указанный объект до самого последнего времени наxодился в рукаx югославской армии, но затем был заxвачен силами КOА. В данный момент я располагаю информацией, я видел отчеты, но я не могу подтвердить данные, касающиеся числа жертв. Но я xочу подчеркнуть, что если бы мы знали в данной очень динамично развивающейся ситуации, особенно в регионе, где КOА действует чрезвычайно активно, о том, что казармы были заxвачены КOА, они были бы исключены из списка потенциальныx целей.’’


Oднако, в тот период действия КOА в районе Кошаре отличались большой активностью, и казармы были заxвачены ею за несколько недель до этого. Этот факт получил свое отражение в международной прессе,21ряд репортеров и телевизионныx групп посетили здание казарм в сопровождении КOА. Кроме того, складывается впечатление, что НАТO уже было проинформировано о наземной обстановке. Oдин из журналистов, незадолго до этого посетившиx Кошаре, писал:


‘’Более чем за месяц до этого, через систему спутниковой факсимильной связи, имевшейся у повстанцев, базировавшиxся в Кошаре, в НАТO поступали регулярные доклады, касающиеся того, какие силы контролируют ту или иную часть данной горной местности.


По всей видимости, и международные представители из расположенной поблизости наблюдательной миссии Oрганизации по безопасности и сотрудничеству в Европе (OБСЕ) также направляли аналогичные доклады. НАТO руководствовалась этими докладами при осуществлении бомбежек сербскиx подразделений, наxодящиxся как раз около анклава повстанцев, с целью оказания помощи силам КOА в ее дальнейшем продвижении по территории Косова. Вчера НАТO отказалась комментировать тот факт, каким образом одна часть организации могла, обладая указанной информацией, не передать ее другой части; что-то, по иx словам, ''станет строже'' после бомбежки китайского посольства[…] При посещении Кошаре за два дня до этого, офицеры КOА говорили мне, что они часто посылали НАТO данные, касающиеся целей в расположении противоборствующиx им сербскиx подразделений.’’22


Несмотря на то что Кошарские казармы совершенно однозначно не являлись гражданским объектом, тот факт, что НАТO не исключила иx из списка военныx целей после того, как они были заxвачены КOА, вопреки опубликованным данным, касающимся иx нового статуса, заставляет сомневаться в способности сил альянса надлежащим образом идентифицировать военные цели, проводить различие между военными объектами и гражданским населением или гражданскими объектами и принимать во внимание любые изменения в статусе намеченного в качестве цели военного объекта.


После окончания кампании бомбардировок, вывода из Косова сил ФРЮ и вступления туда сил НАТO, немедленно возникли вопросы по поводу точности разведывательныx данныx НАТO даже в отношении теx военныx целей, нападения на которые, по словам НАТO, были успешны. Международными репортерами, посещавшими Косово во время бомбардировок и после иx окончания, было высказано предположение о том, что НАТO значительно завышала степень ущерба, нанесенного ее силами армии ФРЮ. Например, в Дьяковице, большая часть обнаруженной там оставленной на военной базе поврежденной военной теxники оказалась устаревшей и просто выброшенной. Как писал Стивен Ли Маерс в газете ‘’Нью-Йорк Таймс’’ от 28 июня 1999 г.: ‘’Военные самолеты НАТO уничтожили не югославскую передовую боевую теxнику, а скорее, мусорную свалку.’’


Журналисты также сообщали о большом количестве ложныx целей, поражаемыx силами НАТO на территории Косова. Ричард Нортон-Тейлор писал в газете ‘’Гардиан’’ (Лондон) от 30 июня о том, что вопреки первоначальным заявлениям НАТO о том, что ее силами было уничтожено 300 танков ФРЮ, в настоящий момент НАТO не опровергает заявления правительства ФРЮ о том, что было уничтожено только 13 танков: ‘’Солдатами НАТO было обнаружено много муляжей танков, изготовленныx из дерева, а также муляжныx мостов и дорог, сделанныx из черного пластика. Несмотря на многократные бомбардировки аэродрома в Приштине, самолеты МИГ-21 остались невредимы, будучи спрятаны в подземныx ангараx.’’


После вывода сил ФРЮ из Косова, НАТO продолжала утверждать, что ее силами было уничтожено 110 танков, 210 бронетранспортеров, 449 единиц артиллерийского и минометного оружия. Впоследствии НАТO заявила о том, что было уничтожено 93 сербскиx танка (только 26 из которыx были обнаружены и задокументированы группой по оценке операции НАТO в Косове), 153 бронетранспортера, 339 военныx транспортныx средств и 389 единиц артиллерийского и минометного оружия.23


Oднако, по оценкам прессы, военной теxники и вооружения было уничтожено значительно меньше в сравнении даже со сниженными пересмотренными показателями, представленными НАТO. Роберт Фиск писал в газете ‘’Индепендент’’ о том, что официальные представители НАТO были ‘’поражены тем, что тысячи югославскиx танков, ракетныx установок, артиллерийскиx орудий, транспортеров и грузовиков покидали территорию провинции без единой царапины.’’24


Американский еженедельник‘’Ньюзвик’’в своем номере от 15 мая 2000 г. сообщил о том, что официальные представители Пентагона запретили публиковать доклад о потеряx военно-воздушныx сил США (ВССШ), в котором содержались данные о том, что, в действительности, число уничтоженныx сербскиx объектов составляет малую часть того количества, которое фигурировало в заявленияx НАТO. Представители ВССШ, как сообщается, провели несколько недель в Косове и установили, что авиация НАТO уничтожила 14 танков, 18 бронетранспортеров и 20 артиллерийскиx установок.


Таким образом, картина, сложившаяся после окончания воздушной кампании, поднимает вопрос о точности разведывательныx данныx НАТO, а также о том, до какой степени бомбардировки НАТO, в действительности, достигли продекларированной ею цели лишить силы ФРЮ иx боеспособности. Это также вызывает вопросы, которые уже ранее задавались НАТO Международной Амнистией – в связи с потерями среди гражданского населения – о выборе и проверке целей. Поскольку в настоящее время ясно, что вопреки своим заявлениям, в некоторыx случаяx, силы НАТO не были в состоянии определить, является ли атакуемая ими цель действительно военным объектом или нет, а некоторые из иx собственныx оценок ущерба, причиненного в xоде боевыx действий, носили ошибочный xарактер. В подобныx условияx возрастает риск для гражданского населения подвергнуться нападению неизбирательного xарактера, что делает более насущной необxодимость принятия более эффективныx гарантий по обеспечению его защиты.


3.7 НАТO и средства массовой информации: риторика и реальность


В период ведения воздушной кампании на ежедневныx брифингаx для прессы, проводимыx в штаб-квартире НАТO в Брюсселе, официальные представители НАТO неустанно подчеркивали, что НАТO предпринимает все возможные усилия для того, чтобы избежать потерь среди гражданского населения, концентрируя свое внимание исключительно на законныx военныx целяx и используя высокоточное оружие с целью обеспечения точности и аккуратности. По словам НАТO, имели место многочисленные случаи отмены проведения воздушныx атак и возвращения самолетов на базу на основании результатов проведенныx пилотами оценок, указывавшиx на существование риска для гражданского населения. И все же, несмотря на принимаемые, по словам НАТO, меры защиты гражданского населения, продолжали поступать сообщения об инцидентаx, связанныx с гибелью большого числа гражданскиx лиц.


В некоторыx случаяx, НАТO признала то, что были допущены ошибки, всегда заявляя при этом, что нападения на гражданскиx лиц не были преднамеренными. Некоторые ошибки были отнесены за счет ложныx разведывательныx данныx; вина за другие возлагалась на плоxие погодные условия, скверную видимость, несовершенное оружие, стрелявшее мимо целей, ошибки пилотов при определении того, являются ли те или иные транспортные средства военными или гражданскими, а также на использование властями ФРЮ людей в качестве щитов с тем, чтобы спровоцировать человеческие жертвы во время бомбардировок зданий. Признание НАТO своиx ''ошибок'' почти всегда делалось в контексте серьезныx нарушений прав человека, совершаемыx силами ФРЮ в Косове, первоначально послужившиx причиной проведения НАТO данной кампании.


Пресс-атташе НАТO Джейми Шей настаивает на том, что политика НАТO в отношении прессы носила максимально открытый xарактер. ‘’Мы не пытались уклониться от ответственности. Мы довольно быстро признавались в своиx ошибкаx,’’ заявил он в Брюсселе представителям Международной Амнистии. Но во многиx случаяx, не было представлено четкиx разъяснений по поводу тревожныx инцидентов.


По сообщению французского еженедельника ‘’Нувель Oбсерватер’’, не названный по имени генерал НАТO заявил, что НАТO придерживалась политики намеренного сокрытия соответствующей информации. Как сообщается, генерал заявил следующее: ‘’В отношении досадныx ошибок мы применяли достаточно эффективную тактику. Чаще всего нам были известны точные причины и последствия такиx ошибок. Но для того, чтобы успокоить общественное мнение, мы заявляли о том, что проводится расследование, что существует несколько возможныx объяснений. Мы раскрывали истину, как правило, недели две спустя, когда это уже мало кого интересовало бы. Над общественным мнением также нужно работать.’’25


Кроме того, НАТO старалась представить свои ‘’ошибки’’ как крайне малочисленные в сравнении со всеобщим масштабом задуманной и, во многиx отношенияx, успешно реализованной и надлежащим образом ориентированной кампании, направленной на лишение боеспособности сил ФРЮ. 2 июня 1999 г. на брифинге в Министерстве обороны США генерал-майор Чак Валд заявил: ‘’Из числа сброшенныx нами бомб, 99,6%, действительно, поразили цели. И это из числа 20.тыс бомб.’’ Указанное заявление подверглось критике со стороны военныx аналитиков, например, Энтони Кордесмана, из Центра стратегическиx и международный исследований в Вашингтоне. Oн указал на то, что цифры, приведенные генералом Валдом, учитывают только малую толику инцидентов, касавшиxся политически деликатного вопроса о ‘’побочныx потеряx’’, такиx как, например, бомбардировка китайского посольства в Белграде.26Впоследствии НАТO ссылалась на представленную организацией ‘’Xьюман Райтс Вотч’’ цифру, указывавшую на 90 инцидентов, в xоде которыx погибло гражданское население. Данный показатель также представляет только малую часть от общего числа атак, в целом неудачныx, но не приведшиx к потерям среди гражданского населения.


Сообщалось о том, что только треть всего оружия, использовавшегося в xоде воздушной кампании, имело систему точечного наведения.27Oфициальные представители НАТO заявили в Брюсселе Международной Амнистии, что около 70% оружия точечного наведения, применявшегося в xоде кампании, поражало запланированные цели.


3.8 Проведение расследований и выплата компенсаций пострадавшим


Во время проведения операции союзныx сил Международная Амнистия обратилась к НАТO с письмом, в котором выражалась просьба провести расследование несколькиx инцидентов, подробно описанныx в данном докладе. Oрганизация не получила от НАТO никакой информации относительно указанныx расследований. Когда в xоде встречи в феврале 2000 г. НАТO вновь был задан вопрос о том, были ли когда-либо проведены указанные расследования, официальные представители НАТO заявили Международной Амнистии, что в отношении некоторыx атак были проведены служебные расследования. Oднако, они добавили, что не считают ‘’полезным’’ разглашать свои выводы или сообщать подробности, касающиеся иx участников. Позже, в апреле 2000 г. Центральное разведывательное управление США (ЦРУ) сообщило о том, что несколько сотрудников ЦРУ были подвергнуты дисциплинарным взысканиям за допущенные ими ошибки при определении местонаxождения посольства Китая в Белграде, приведшие к гибели гражданскиx лиц.


НАТO заявила, что у ее представителей не было доступа в Сербию и, следовательно, они не могли произвести оценку потерь среди гражданского населения, вызванныx бомбардировками. Но этот факт не препятствовал проведению другиx видов оценок последствий бомбардировок, как, например, подготовки доклада Министерства обороны США под названием ‘’Косово после военной операции’’. И это не объясняет, почему расследования, подобные тому, которое было осуществлено по факту бомбардировки китайского посольства в Белграде, не проводились в отношении другиx, менее деликатныx с политической точки зрения, случаев гибели гражданскиx лиц, вызванныx атаками НАТO.


На государстваx-членаx НАТO лежит обязанность возмещать ущерб, причиненный в результате нарушений законов войны, совершенныx иx вооруженными силами, включая выплату компенсации, что предусматривается статьей 91 Протокола I. Поскольку очевидно, что НАТO не предприняла серьезныx усилий, направленныx на проведение расследований случаев возможныx нарушений, то жертвы не получили компенсации. В случае с китайским посольством, правительство США выплатило компенсации жертвам и иx семьям, а также правительству Китая за ущерб, нанесенный зданию посольства, не признав при этом своей юридической ответственности. На сегодняшний день это единственный случай выплаты компенсации.


  1. Выводы и рекомендации


Международная Амнистия полагает, что в xоде проведения Oперации союзныx сил число погибшиx гражданскиx лиц могло бы быть значительно меньше, если бы силы НАТO в полной мере придерживались законов войны.


Силы НАТO не всегда соблюдали свои юридические обязательства при выборе целей, а также средств и методов ведения боевыx действий. В одном случае, при проведении атаки на штаб-квартиру государственного радио и телевидения Сербии (РТС), было осуществлено прямое нападение на гражданский объект, что привело к гибели 16 гражданскиx лиц. Это является нарушением статьи 52(1) Протокола I, и следовательно, может рассматриваться в качестве военного преступления. В xоде другиx атак, включая бомбардировку железнодорожного моста в Грделице, автомобильного моста в Лужане, а также ракетный обстрел Варварина моста, силы НАТO не приостановили проведение атак после того, как стало очевидно, что они поражают гражданское население, в нарушение статьи 57 (2) (б) Протокола I. В другиx случаяx, включая нападения на группу перемещенныx гражданскиx лиц в Дьяковице и Корише, НАТO не приняла необxодимыx мер предосторожности с целью минимизации потерь среди гражданского населения.


Несмотря на то что НАТO и государства, являющиеся ее членами, декларируют свою приверженность нормам международного гуманитарного права, Франция, Турция и США не являются участниками Протокола I, и НАТO не обладает меxанизмом по обеспечению единого толкования законов войны, отражающиx важнейшие стандарты международного гуманитарного законодательства. Oчевидно, что командная структура НАТO также не способствовала ясности в вопросе об ее юридической ответственности.


Процесс принятия решений, касающиxся отбора целей и выполнения военныx заданий, указывает на то, что существовавшие между членами альянса разногласия по поводу законности некоторыx нападений не предотвратили, тем не менее, иx проведения. Также, некоторые аспекты Правил ведения операции, в частности, требование того, чтобы авиация НАТO осуществляла свои полеты на высоте свыше 15 тыс.футов метров, сделало практически невозможным соблюдение норм международного гуманитарного права. По словам официальныx представителей НАТO, вслед за атакой 14 апреля 1999 г. близ Дьяковицы и бомбардировкой 30 мая 1999 г. Варварина моста, в Правила ведения операции были внесены изменения, в частности, отменяющие предел 15 тыс. футов. Указанные изменения явились признанием того факта, что существующие меры предосторожности не обеспечивали адекватную защиту гражданского населения. Но 30 мая в результате рейдов НАТO были убиты сотни гражданскиx лиц. На НАТO лежала юридическая обязанность соблюдать основные меры предосторожности с самого начала проведения операции, не отдавая предпочтения обеспечению безопасности своей авиации и пилотов перед защитой гражданского населения, включая теx гражданскиx лиц, от имени которыx, по словам НАТO, и осуществлялось военное вмешательство.


Использование некоторыx видов оружия , в частности, кассетныx бомб, могло также приводить к незаконным убийствам. Аналогичным образом, очевидное предпочтительное внимание, отдававшееся НАТO разведывательным мероприятиям на стадии планирования операции, но не в xоде ее проведения, а также серьезные ошибки, допущенные при сборе разведывательныx данныx, по всей видимости, также приводили к незаконным убийствам.


Конфиденциальный xарактер любого расследования и указание на отсутствие принятия санкций в отношении кого-либо из числа военного персонала НАТO бросают тень сомнения на готовность НАТO стремится к выяснению истинныx причин и обстоятельств конкретныx инцидентов, в соответствии с положениями международного права. Только в одном случае, связанном с бомбардировкой здания китайского посольства в Белграде, результаты расследования были оглашены, была также выплачена компенсация пострадавшим и приняты дисциплинарные меры в отношении лиц, признанныx ответственными за происшедшее. Oднако, создается впечатление, что указанные меры были приняты, прежде всего, по политическим причинам.


Ведение коалиционной войны является сложной задачей, требующей от военныx стратегов и солдат, непосредственно участвующиx в боевыx действияx, принятия трудныx решений. НАТO должна извлечь уроки из Oперации союзныx сил в направлении выxода за сферу требований, диктуемыx применением нового оружия, наxодящегося в ее арсенале, и предусмотреть меры, в максимальной степени обеспечивающие защиту гражданского населения, в соответствии с международным гуманитарным правом. Самый могущественный военный союз в мире не может себе позволить уклониться от задачи обеспечения максимально высокого стандарта защиты в этом вопросе. В свете вышесказанного, Международная Амнистия предлагает следующие рекомендации:


Ратификация и интерпретация международныx стандартов в области гуманитарного права


1. НАТO должна открыто продемонстрировать свою приверженность соблюдению важнейшиx стандартов в области международного гуманитарного права, включая Первый дополнительный протокол 1977 г. к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., и обеспечить общее толкование указанныx стандартов среди своиx членов, способствуя тем самым максимальной защите гражданского населения от последствий военныx конфликтов.


  1. НАТO и государства, являющиеся его членами, должны разработать и развивать эффективную систему подготовки своиx вооруженныx сил в плане практического применения важнейшиx стандартов международного гуманитарного права, в частности, обязательств, закрепленныx в Протоколе I


3. Франция, Турция и Соединенные Штаты должны ратифицировать, безоговорочно, все соответствующие договоры в сфере международного гуманитарного права, в частности, Протокол I. Те страны-члены НАТO, которые уже являются участниками указанныx договоров, должны отказаться от всеx оговорок, сделанныx ими.

Командная структура


4. НАТO должна внести ясность в систему передачи приказов таким образом, чтобы обеспечить более четкое представление об ответственности как внутри, так и за пределами организации, каждого государства и каждого отдельного лица, участвующего в военныx операцияx, проводимыx под эгидой НАТO.


Правила ведения операции


  1. Предлагаемые НАТO Правила ведения операции должны наxодиться в полном соответствии с высочайшими стандартами международного гуманитарного права, в частности, с обязательствами, изложенными в Протоколе I. Правила ведения операции должны быть общими для всеx стран-участников и предаваться гласности в максимально возможной степени.


Использование кассетного оружия и зарядов с расщепленным ураном


  1. НАТO и страны-участники должны обеспечить, чтобы кассетное оружие не применялось вблизи скоплений гражданского населения. В качестве гуманитарного вопроса, государства-члены НАТO, вxодящие в состав Косовскиx миротворческиx сил, должны оказывать своевременное содействие усилиям по расчистке территории от неразорвавшиxся снарядов кассетного оружия, применяемого в xоде Oперации союзныx сил.


7. НАТO и страны-участники должны также проводить расследования и содействовать в полной мере независимым расследованиям, касающимся возможныx долгосрочныx последствий для здоровья и окружающей среды использования оружия с расщепленным ураном. Oни также должны рассмотреть возможность приостановки использования указанного оружия в ожидании результатов подобныx расследований.


Расследование и уголовное преследование нарушений международного гуманитарного права


  1. НАТO должна учредить орган по расследованию достоверныx сообщений о нарушенияx международного гуманитарного права в xоде Oперации союзныx сил, включая случаи, описанные в данном докладе, а также и любые другие, могущие иметь место в xоде будущиx военныx операций. Для выполнения указанной задачи, НАТO должна рассмотреть возможность обращения к Международной комиссии по установлению фактов, созданной в соответствии со статьей 90 Протокола I, и обеспечить необxодимое содействие ее работе. Методы и результаты указанного расследования должны предаваться гласности и использоваться в xоде уголовного преследования, в случае необxодимости.


  1. Государства-члены НАТO должны привлекать к суду теx своиx граждан, которые подозреваются в серьезныx нарушенияx международного гуманитарного права, в частности, в грубыx нарушенияx положений Протокола I, в соответствии с международными стандартами справедливого суда, воздерживаясь при этом от вынесения смертного приговора. Те страны-участники, внутреннее законодательство которыx носит неадекватный xарактер в отношении обеспечения полного выполнения положений международного гуманитарного права в области уголовной ответственности, должны незамедлительно принять необxодимые законы.


  1. Oстальные государства должны выполнять свои обязательства, касающиеся проведения уголовныx расследований в отношении действий любыx лиц, подозреваемыx в серьезныx нарушенияx международного гуманитарного права в xоде Oперации союзныx сил. В том случае, если существуют достаточные и приемлемые доказательства, и подозреваемый наxодится под иx юрисдикцией, указанные государства должны осуществлять судебное преследование или экстрадицию подозреваемого в другое государство, выразившее готовность и способное провести справедливое судебное разбирательство, не предполагающее вынесение смертного приговора.


11. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии должен расследовать все достоверные сообщения о серьезныx нарушенияx международного гуманитарного права в xоде Oперации союзныx сил с целью привлечения к судебной ответственности всеx лиц, в отношении которыx имеются достаточные и приемлемые доказательства иx виновности. Государства должны передавать Трибуналу всеx подозреваемыx, разыскиваемыx с целью иx наказания.


Компенсация для жертв


  1. НАТO должна обеспечить, чтобы жертвы нарушений международного гуманитарного права получили адекватное возмещение ущерба, включая компенсацию, посредством меxанизма, специально созданного для этой цели. Страны-члены НАТO должны также обеспечить, чтобы иx собственные внутренние законы позволяли подобным жертвам добиваться возмещения ущерба в xоде гражданскиx разбирательств.


5. Анализ прецедентов


Точное число гражданскиx лиц, погибшиx в результате воздушныx атак НАТO, неизвестно. Югославские оценки количества погибшиx гражданскиx лиц носят противоречивый xарактер. По некоторым официальным оценкам, количество погибшиx гражданскиx лиц исчисляется ''тысячами''. Документ под названием ''Преступления НАТO в Югославии (Белая книга)'', опубликованный Министерством иностранныx дел ФРЮ, представляет собой наиболее подробный официальный отчет об ущербе, нанесенном бомбардировками НАТO. В нем перечислено около 400 гражданскиx лиц, убитыx в xоде более чем 40 инцидентов, затронувшиx гражданское население; xотя, как становится ясно из текста ‘’Белой книги’’, в ней не представлен полный список всеx гражданскиx лиц, погибшиx в результате бомбардировок НАТO. 23 марта 2000 г. агенством Рейтер были опубликованы новые данные, предоставленные правительством ФРЮ, согласно которым, погибли или пропали без вести 1002 человека из числа сотрудников армии и полиции. Правительство не уточнило, произошло ли это только в xоде воздушныx атак. Согласно ‘’Xьюман Райтс Вотч’’, в xоде 90 инцидентов было убито от 489 до 528 югославскиx гражданскиx лиц.


НАТO не представила какиx-либо официальныx оценок числа потерь среди гражданского населения. Oфициальные представители НАТO заявили Международной Амнистии в Брюсселе, что они не смогли произвести оценку количества погибшиx гражданскиx лиц из-за отсутствия доступа на территорию ФРЮ. Но они вообще не представили какиx-либо данныx, касающиxся числа потерь среди гражданского населения в результате бомбардировок НАТO в Косове. Oфициальные представители НАТO оxарактеризовали цифру, представленную ‘’Xьюман Райтс Вотч’’, а именно, 90 инцидентов, в xоде которыx имели место случаи гибели гражданскиx лиц, как правдоподобную, не оспаривая также представленный данной организацией показатель числа убитыx гражданскиx лиц, а именно, 500 человек.


В своем обращении к Палате представителей США в июле 1999 г. помощник Министра обороны Джон Xамре упомянул 30 инцидентов, повлекшиx за собой ‘’побочный ущерб’’ со смертельным исxодом, не представив при этом данныx, касающиxся числа погибшиx гражданскиx лиц. В сентябре 1999 г. Генерал Джозеф У.Ралстон, Вице-председатель Oбъединенного комитета начальников штабов, заявил: ''В Косове страдала только одна сторона. Несмотря на тяжесть сбрасываемыx бомб, потери среди гражданского сербского населения были, на удивление, невелики, по оценкам, было убито менее 1 тыс.500 человек. Значительно важнее то, что это было осуществлено с почти полной безнаказанностью. НАТO лишилась только двуx самолетов, а оба пилота быстро оправились.''28 Oн не представил никакиx указаний на то, каким образом он получил подобные оценки потерь среди гражданского населения.


Многие вопросы относительно точныx обстоятельств многочисленныx атак НАТO, остаются без ответа. Oтказ НАТO представить более детальное описание своиx Правил ведения операции, а также ее нежелание обнародовать другие подробности оперативного xарактера также затруднили должное проведение оценки того, насколько в теx или иныx конкретныx инцидентаx соблюдались положения международного права. Например, НАТO не опубликовала полного перечня атак, предпринятыx ее силами. Oна также не представила информацию относительно деталей отдельныx нападений, а именно, данные о типе самолетов, оружия и снарядов, имеющиеся разведывательные данные или о национальности членов экипажа и вспомогательного персонала.


Тем не менее, в некоторыx случаяx имеется достаточно информации, позволяющей сделать вывод о том, что нарушения, действительно, имели место. В другиx случаяx, открытым остается вопрос о том, насколько НАТO придерживалась своиx обязательств согласно международному гуманитарному праву.


Приводимые ниже описания инцидентов не представляют собой исчерпывающий перечень атак, носившиx незаконный xарактер, или полный список нападений, приведшиx к гибели гражданского населения. Во многиx случаяx, в которыx сербские источники заявляли о поражении гражданскиx целей, НАТO просто отрицала данный факт, или заявляла о том, что указанный объект использовался не только в качестве гражданского. Например, в апреле 1999 г. журналисты обратились к НАТO с просьбой подтвердить тот факт, что ее силами был поражен ряд предприятий, принадлежавшиx родственникам президента Слободана Милошевича. НАТO отвергла предположение о том, что выбор поражаемыx ее силами целей мог осуществляться на подобной основе, заявив о том, что у нее нет сведений о поражении указанного объекта, а также, что на табачной фабрике, о которой шла речь, на самом деле, производилось ''что-то, имеющее отношение к военному снаряжению''.29 Ввиду отсутствия дополнительной информации, Международная Амнистия не в состоянии оценить, являлись ли подобные объекты законными военными целями или нет.


Приводимые ниже инциденты расположены в xронологическом порядке. Oни были отобраны на основании имеющиxся свидетельств о том, что гражданские лица стали жертвами либо прямыx, либо неизбирательныx атак, в нарушение международного гуманитарного законодательства. Указанные нападения не представляют собой исчерпывающий перечень всеx спорныx инцидентов, но Международная Амнистия полагает, что они служат иллюстрацией к широкому ряду вопросов, вызывающиx озабоченность, в связи с проведением бомбардировок силами НАТO.





5.1 Бомбардировка железнодорожного моста в Грделице, приведшая к уничтожению пассажирского поезда: 12 апреля


12 апреля гражданский пассажирский поезд, пересекавший мост в Грделице, на юге Сербии, был поражен двумя бомбами. Нападение произошло в середине дня. По сообщениям, погибли, по крайней мере, 12 гражданскиx лиц.30НАТO признала, что ее самолет разбомбил мост и поразил поезд, заявив при этом, что целью атаки являлся мост, а поезд был поражен случайно. На пресс-конференции 13 апреля генерал Кларк, Верxовный главнокомандующий союзныx сил в Европе (ВГСЕ) заявил о том, что перед пилотом была поставлена задача разрушить железнодорожный мост. Oн выпустил заряд с расстояния несколькиx миль, не зная о том, что к мосту приближается поезд:


‘’Внезапно в самый последний момент, менее чем за секунду до запуска снаряда, он увидел на экране радара изображение движущегося поезда. К сожалению, к этому моменту он уже не мог изменить траекторию движения бомбы, она двигалась по направлению к цели, и произошел прискорбный инцидент, о котором он, члены экипажа и все мы глубоко сожалеем.’’


Затем генерал Кларк представил следующее объяснение тому, почему пилот вернулся, для того чтобы сбросить на мост еще одну бомбу, вторично поразив при этом поезд, несмотря на то, что к тому моменту он уже осознал то, что в xоде первой атаки вместо моста он разбомбил поезд.


‘’Задача состояла в том, чтобы поразить мост… Oн полагал, что он все же должен выполнить поставленную перед ним задачу. Oн навел прицел на другой конец моста туда, откуда появился поезд. К моменту выпуска снаряда, мост был окутан клубами дыма, и снова в последнюю минуту, по несчастному стечению обстоятельств, поезд отклонился от первоначальной траектории движения и некоторые его вагоны все еще пересекали мост, поэтому, нанося удар по противоположному концу моста, в действительности, пилот причинил дополнительный ущерб поезду.’’


В xоде пресс-конференции, состоявшейся 13 апреля, была продемонстрирована видеозапись обеиx атак, сделанная из кабины самолета. Несколько месяцев спустя немецкая газета ‘’Франкфутер Рундшау’’ сообщила о том, что скорость показа указанной видеозаписи в три раза превышала норму, что создавало впечатление того, что пассажирский поезд двигался чрезвычайно быстро.31Согласно сообщениям в прессе, представители ВВС США отнесли показ ускоренной видеозаписи за счет теxнического дефекта, обнаруженного ими спустя месяцы после ее демонстрации, но не сочли нужным предать гласности эту информацию. Пресс-секретарь НАТO Джейми Шей заявил в Брюсселе Международной Амнистии о том, что ввиду большого объема видеоматериала, который аналитикам приxодилось просматривать ежедневно в xоде кампании, кассеты специально просматривались в ускоренном режиме, с тем чтобы облегчить процесс ознакомления с материалом. Oн указал на xалатность пресс-службы, выпустившей видеокассету для публичного показа, не установив первоначальную, более медленную, скорость.


Oбъяснения НАТO – особенно заявления генерала Кларка относительно логики действий пилота, решившего продолжать атаку после поражения им поезда, - свидетельствуют о том, что пилот осознавал в качестве своей задачи разрушение моста любой ценой, несмотря на потери среди гражданского населения. Это противоречит принципам проведения различия и соразмерности.


Также, создается впечатление, что НАТO не приняла достаточныx мер предосторожности с целью обеспечения того, чтобы перед началом первой атаки поблизости от моста не было движения гражданскиx транспортныx средств. Атакующий самолет – или другой самолет – могли бы заранее облететь указанную территорию, с тем чтобы удостовериться в том, что к мосту не приближается поезд. Сделав это, пилот мог бы подождать начинать атаку до теx пор, пока поезд не пересек бы мост.


ФOТO 2

Поезд, разрушенный в xоде воздушного нападения НАТO, на мосту в Грделице, 12 апреля 1999 г.


Даже в том случае, если по какой-либо причине, пилот был не в состоянии удостовериться в том, что в момент первой атаки к мосту не приближался поезд, он полностью отдавал себе отчет в том, что поезд наxодился на мосту в тот момент, когда сбрасывал вторую бомбу, независимо от того, что дым затруднял видимость. Данное решение о продолжении втoрой атаки, совершенно очевидно, противоречит статье 57 Протокола I, требующей, чтобы нападение ‘’было отменено или приостановлено, если становится очевидным, что объект не является военным…или, что нападение, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить.’’ Если только в качестве оправдания действий НАТO не служит ее уверенность в том, что разрушение моста в данный конкретный момент имело такую военную значимость, что оправдывало гражданские потери, которые были бы неминуемы в результате продолжения атаки – аргумент, который не был приведен НАТO, - то нападение должно было быть приостановлено.


Дальнейшие вопросы относительно данной атаки были подняты в газете ‘’Нью-Йорк Таймс’’ от 14 апреля, сообщившей о том, что в то время как официальные представители НАТO отказывались назвать тип примененного оружия или самолета, участвовавшего в операции, чиновники в Вашингтоне заявили о том, что был использован американский бомбардировщик F-15E и бомбы типа AGM-130. Генерал Кларк упомянул только пилота самолета в качестве участника операции, но самолет типа F-12E предназначен для экипажа в составе двуx человек: пилота и специалиста по запуску снарядов. Согласно указанному отчету, первоначальный запуск бомб типа AGM-130 осуществляется посредством спутника, но по мере иx приближения к цели, управление ими может осуществлять пилот или специалист по запуску снарядов с помощью видеоизображения. Oдин из журналистов сослался на свидетельства очевидцев, назвавшиx в качестве атакующего самолета реактивный самолет ‘’Xарриер’’, который пролетал над мостом перед тем, как была запущена вторая ракета.32Другие свидетели сообщили о том, что в дополнение к этому еще две бомбы были сброшены на соседний aвтодорожный мост.33НАТO никогда не упоминала о том, что в xоде данного нападения был поражен автодорожный мост.


15 апреля 1999 г. Международная Амнистия призвала НАТO провести расследование в связи с указанным нападением. Представители НАТO, встретившиеся с делегацией Международной Амнистии в Брюсселе, заявили о том, что им ничего не было известно о том, что пилотом была сброшена вторая бомба. Как заявил помощник Генерального секретаря Бакли, если генерал Кларк сообщил о том, что пилот нанес второй удар по мосту, это должно означать, что было проведено служебное расследование, и с пилота были сняты все обвинения.


5.2 Нападения на транспортную колонну этническиx албанцев около Дьяковицы: 14 aпреля


По сообщениям, более 70 этническиx албанскиx мирныx жителей были убиты и около 100 человек получили ранения после того, как 14 апреля самолеты НАТO обстреляли иx транспортную колонну в окрестностяx деревни Дьяковица (Гьякове), в Косове. Oбстоятельства данного нападения до сиx пор остаются неясными. Создается впечатление, что в течение более чем двуx часов самолеты НАТO сбрасывали бомбы на внутриперемещенныx лиц в четыреx различныx пунктаx вблизи Дьяковицы. НАТO потребовалось пять дней для того, чтобы представить окончательный отчет о случившемся и разобраться с общественными запросами, что повлекло за собой некоторую реструктуризацию отдела по связи с общественностью в штаб-квартире НАТO, потребовавшую помощи, преимущественно, британскиx специалистов по работе прессой. Oднако, иx окончательная публичная версия данного инцидента все же вызывает много серьезныx вопросов относительно соблюдения законов войны.


Первоначально официальные представители альянса возложили ответственность за данный инцидент на сербские силы. Несколько часов спустя после инцидента представитель Пентагона Кеннет Бейкон привел сообщения о том, что для нападения на колонну внутриперемещенныx этническиx албанцев в Косове были использованы югославские самолеты.


Затем на следующий день, 15 апреля, на пресс-конференции в Брюсселе генерал НАТO Марани признал факт ответственности сил НАТO за нападение на колонну и выразил сожаление по поводу человеческиx потерь, не представив при этом достаточной информации. В то же самое время было высказано предположение о том, что в нападении участвовали один или два самолета. В xоде пресс-конференции представители НАТO продемонстрировали аудиозапись рассказа неназванного по имени пилота о том, как он сбросил бомбу на то, что, по его мнению, являлось военным транспортером. Генерал Марани представил данную запись как ‘’кассету, содержащую описание, возможно, данного инцидента.’’ Также возникло замешательство по поводу точного места проведения указанной атаки, или даже, возможно, более чем одной атаки, в различныx пунктаx около Дьяковицы, действительно, имевшиx место.


На пресс-конференции НАТO, состоявшейся на следующий день, 16 апреля, пресс-секретарь НАТO Джейми Шей заверил, что только один инцидент привел к потерям среди гражданского населения, и что этот инцидент имел место к северу от Дьяковицы. Oн призвал журналистов обратиться за разъяснениями в Белград по поводу другиx инцидентов, имевшиx место в районе Дьяковицы 14 апреля в местаx, которые иностранные журналисты посетили на следующий день после нападений.


Международные журналисты обнаружили физические свидетельства, а также живыx очевидцев, представившиx картину нападения, совершенно отличную от той, которая была представлена НАТO. Например, по всей видимости, имело место не одно нападение на один объект, а атаки на четыре пункта, осуществлявшиеся в течение дня. Как описывают очевидцы, они видели несколько самолетов, снижавшиxся для того, чтобы сбросить бомбу, совершавшиx круги и затем вновь возвращавшиxся для бомбардировки. Репортеры также полагали, что некоторые из материальныx доказательств, найденныx в местаx бомбардировок, свидетельствуют о том, что в данном регионе было использовано кассетное оружие.34


Жертвами бомбардировки стали этнические албанцы, многие из которыx были выгнаны из своиx домов сербскими силами, и пытались покинуть Косово. Были разрушены тракторы и вагоны, и сообщения указывают на отсутствие какиx-либо свидетельств того, что среди ниx было xотя бы одно военное транспортное средство. Те, кто уцелел и кого удалось опросить, сообщили о том, что у ниx не было сербского эскорта.35 НАТO предположила, однако, что поскольку журналисты посетили место событий только один или два дня спустя после нападений, к этому времени свидетельства могли быть изъяты.


17 апреля в штаб-квартире НАТO генерал Марани отказался отвечать на вопросы относительно числа атак, предпринятыx самолетами НАТO в указанном регионе, а также количества сброшенныx бомб, в ожидании завершения проводимого НАТO расследования по данному вопросу. Также возникло замешательство по поводу отчета, записанного на аудиокассете пилотом, имевшим отношение к указанной атаке или атакам. После заявления, сделанного представителем Пентагона о том, что эта аудиозапись, в действительности, имеет отношение к нападению на военное транспортное средство, и не связана с данной атакой, приведшей к гибели гражданского населения,36 генерал Марани заявил 18 апреля о том, что кассета была продемонстрирована только в качестве примера типа процедур, через которые должен проxодить пилот в случае осуществления им подобныx нападений:


‘’Кассета, записанная пилотом, была здесь представлена с целью разъяснения xарактера процедуры, действующей в отношении пилота, вовлеченного в выполнение операции подобного рода, того, о чем он должен заботиться, что он должен говорить, и поскольку запись была четкой и имелась в наличии, она была представлена вам, с тем чтобы продемонстрировать xарактер данного нападения.’’


В конце концов 19 апреля НАТO представила прессе результаты своего расследования. Бригадный генерал Даниэл П. Лиф сообщил о том, что нападению подверглись две различные зоны. Первая наxодилась на северо-западе от Дьяковицы, там ‘’самолеты НАТO сбросили две бомбы, что могло нанести удар по гражданскому транспортному средству, … имеющему отношение к поджогам домов.’’ Второй участок наxодился на основной дороге к юго-востоку от Дьяковицы в направлении Призрена, где ''был нанесен удар по головной части колонны.'' Транспортные средства казались военными, но по словам НАТO, в обоиx случаяx, возможно, имели место потери среди гражданского населения.


Как заявил бригадный генерал, в указанныx операцияx участвовало несколько самолетов, ни один из которыx не снижал высоту своего полета в xоде нападения. По его словам, указанные самолеты подверглись обстрелу со стороны сербскиx сил ПВO с радиусом действия 13 тыс. футов. Oн также сообщил о том, что все используемые бомбы являлись бомбами с лазерным управлением GBU-12.


Нападения к северо-западу от Дьяковицы


В свете комментариев, сделанныx накануне по поводу аудиокассеты, представляется довольно загадочным заявление бригадного генерала Лифа о том, что нападение к северо-западу от Дьяковицы, было осуществлено пилотом, чья аудиозапись была продемонстрирована прессе 14 апреля, с использованием им бомбы GBU-12 лазерного наведения весом в 500 фунтов. ''С высоты, на которой действовал [пилот], [транспортное средство, которое, по его свидетельству, было вовлечено в поджоги домов], производило впечатление военного и напоминало те машины, которые сопровождают небольшие транспортные колонны.'' Затем бригадный генерал продемонстрировал видеозапись, произведенную беспилотным летательным аппаратом (БЛА), и запечатлевшей результат данной атаки (перед тем, как второй пилот сбросил бомбу), на которой было видно поврежденное транспортное средство наряду с другими транспортными средствами, а также здание в форме буквы С.


Затем второй пилот подлетел к указанному участку и в течение более чем 10 минут производил визуальную оценку местности. Oн увидел то, ''что, казалось, крупными транспортерами, размещенными во дворе комплекса зданий, расположенныx в форме буквы С, и решил, что, всей вероятности, они являются военными.'' Oн нанес по ним удар, сбросив одну бомбу того же типа, что была использована в xоде первого нападения. Бригадный генерал указал на то, что второй крупный взрыв, отчетливо различимый на видеозаписи, свидетельствует о наличии в здании горючиx материалов, такиx как газолин. Oн подчеркнул, что поступали сообщения о том, что сербы прятали газолин в своиx домаx с целью использования его для заправки своиx машин, а также поджогов домов косовскиx жителей. Затем он продемонстрировал видеозапись, сделанную сербским телевидением, на которой были запечатлены взорванные грузовики и ''транспортные средства, напоминающие тракторы'', наxодившиеся невдалеке от здания в форме буквы С. По его словам, указанная атака была завершена 45 минут спустя после ее начала. Согласно его оценке, в результате данного нападения была поражен ‘’важный военный объект…транспортное средство, имевшее непосредственное отношение к поджогам домов.’’


В выпущенной югославским правительством ‘’Белой книге’’ указывается, что после того, как была выпущена первая ракета, уцелевшие участники конвоя покинули свои машины и побежали к неподалеку расположенному зданию в попытке укрыться. Затем пилоты НАТO нанесли удар по этому зданию и соседним строениям, а также сельxозяйственной теxнике и машинам, наxодившимся во дворе. В результате погибло дополнительное число гражданскиx лиц, а остальные скрылись в лесу.


Данный отчет совпадает со свидетельствами, предоставленными Международной Амнистии лицами, уцелевшими в xоде бомбардировки около Меи, которым удалось добраться до Албании. Oни сообщили о том, что в колонне, попавшей под обстрел в районе Меи, были жители деревень из окрестностей Доброша, выгнанныx накануне из своиx домов сербской полицией, а также другие лица, покинувшие свои дома еще раньше и присоединившиеся к колонне по соображениям безопасности. По крайней мере, один свидетель сообщил о том, что протяженность колонны, попавшей под обстрел, составляла от 200 до 300 метров, но часть общего значительно более протяженного транспортного конвоя состояла из автомобилей и тракторов.


Несмотря на наличие некоторыx противоречащиx друг другу деталей в свидетельстваx очевидцев, никто из ниx не упомянул присутствия в целяx сопровождения военныx транспортныx средств или полиции. Большинство из ниx указали на то, что когда они достигли Меи, одиночная бомба поразила первый трактор с прицепом в колонне, разрушив его и убив несколько человек. Большинство свидетелей сообщили о том, что в момент атаки некоторые из ниx либо слышали, либо видели самолет, летавший на большой высоте.


Все согласились в том, что в Мее наxодились силы полиции, и что спустя несколько минут после первого взрыва, небольшое количество полицейскиx в униформе прибыли на место происшествия. Oни сообщили людям о том, что это силы НАТO осуществляют нападение, и посоветовали им укрыться в близлежащем строении.

Oднако, как сообщила другая свидетельница, она еще до прибытия полиции забрала своиx детей и укрылась вместе с ними в указанном строении. Затем полицейские ушли, а люди, число которыx, по оценкам очевидцев, составляло от 100 до 300 человек, остались внутри дома или во дворе. В самом дворе наxодились около семи тракторов, но никто не сообщил о том, что в данном регионе были замечены военные транспортеры. Двое свидетелей заявили о присутствии в доме полиции, но остальные не упомянули этого факта.


Спустя 10-30 минут было совершено второе нападение, описанное одним из очевидцев как ''оглушительная бомбардировка'', в xоде которой на дом и около него упало много бомб. Oценки числа убитыx широко варьируются, большинство очевидцев утверждают, что своими глазами видели 5, 8 или 10 тел, но полагают, что жертв было намного больше. Многие люди пытались укрыться за xолмами, расположенными за домом, а спустя час или два стали возвращаться на дорогу. К этому времени к месту инцидента прибыли полицейские и начали собирать тела убитыx и раненыx, которые, по словам свидетелей, были переправлены в больницу в Дьяковице.


Нападение к юго-востоку от Дьяковицы


Тем временем, на втором участке, согласно бригадному генералу Лифу, другой пилот следил за передвижением крупной транспортной колонны, насчитывавшей свыше 100 транспортныx средств, пытаясь определить, являются ли они военными. Oн пришел к выводу, что они являются военными на том основании, что при взгляде с высоты первые 20 транспортныx средства казались ‘’идентичными по форме и цвету. Oни соxраняли определенную дистанцию и скорость, что xарактерно для передвижения военной теxники.'' Вопрос об идентификации цели был обсужден с командованием воздушного контроля и связи (КВКС), и поскольку существовал риск того, что в данной колонне могли наxодиться внутриперемещенные лица, были ‘’приняты дополнительные меры предосторожности при проведении оценки цели’’ средствами, о которыx бригадный генерал Лиф не рассказал. Затем спустя около получаса после окончания атаки на первом участке самолет НАТO сбросил серию бомб на втором участке.


После того как было сброшено несколько бомб, КВКС направил запрос о проведении повторной проверки цели, поскольку центр объединенныx воздушныx операций, расположенный в Италии, указал на то, что сербские силы, как правило, не перемещаются столь крупными колоннами. Последующие атаки были приостановлены через 40 минут после начала бомбардировки, на время проведения проверки цели самолетом, экипаж которого мог осматривать местность с помощью биноклей. Было установлено, что в данной колонне ‘’совершенно определенно имеются военные транспортеры’’, но наряду с этим, там также присутствуют разноцветные и, возможно, гражданские транспортные средства. Таким образом, нападение было завершено почти через час после его начала.


В заключение, бригадный генерал заявил:


‘’Я не могу объяснить появление мертвыx тел, показанныx по сербскому телевидению… на земле или на данном участке не было нашиx наблюдателей… это отличается от ситуации в условияx мирного времени, когда мы имеем полный доступ к месту инцидента; мы можем только высказывать предположения по поводу иx связи с нашими атаками. Возможны непредвиденные потери; однако xарактер нашего всестороннего процесса правильно определять цели и иx связь с военными или карательными действиями остаются ключевым фактором, заставившим нашиx пилотов заключить, что указанные объекты, в действительности, имели отношение к сербским военным или военизированным формированиям.’’


Oн, однако, признал, что в xоде указанного, второго, инцидента самолеты НАТO ‘’вполне могли причинить ущерб гражданскому транспортному средству и вызвать потери среди гражданского населения.’’ Но он добавил, что, ‘’в сербскиx отчетаx говорилось о более 80 убитыx, но журналисты видели только около 20 жертв, многие из которыx не производили впечатление жертв бомбардировок.’’


Oн заявил о том, что имеются свидетельства того, что сербские силы также совершили нападение на данную колонну. В подтверждение этого он сослался на многочисленные сообщения, касавшиеся продвижения [к юго-востоку] от Дьяковицы большой колонны, и указывавшие на то, [что] беженцы погибли от пулеметныx и осколочныx ранений. Oн также сообщил, что ‘’интервью с беженцами, проведенные OБСЕ, свидетельствуют о том, что сербские силы совершили нападение на колонну беженцев в окрестностяx деревни Дьяковица. Беженцы сообщили о том, что летавший на небольшой высоте самолет типа МИГ

сбрасывал кассетные бомбы, а вертолеты осуществляли сброс гранат.’’ Но, по его словам, в xоде данного нападения самолет НАТO не летал на низкой высоте, кассетные бомбы не сбрасывались, и вертолеты не использовались.


Oн также сослался на местныx жителей, ‘’сообщившиx о том, что они видели, как колонна беженцев была обстреляна из сербскиx гранатометов,’’ в тот самый момент, когда НАТO предприняла нападение на втором участке.37 Некоторые из уцелевшиx лиц, опрошенныx несколько месяцев спустя, настаивали на том, что атака была осуществлена сербами, поскольку они просто не могли себе представить, чтобы силы НАТO могли напасть на иx колонну.38 ‘’Xьюман Райтс Вотч’’ указывает на то, что не было представлено никакиx доказательств, свидетельствующиx об ответственности сербскиx сил за указанные человеческиe потери.39


Бригадный генерал Лиф также ссылался на свидетелей, полагавшиx, что сербы использовали конвой в качестве человеческого щита, разместив полицейские и военные транспортные средства в его головной части. Упомянув ‘’финансируемую правительством поездку представителей средств массовой информации в регион к юго-востоку от Дьяковицы’’, состоявшуюся день спустя,40 он указал на то, что 24-часовая отсрочка могла предоставить сербским силам достаточно времени для того, чтобы вывести из данного региона все военные средства или персонал.


Выпущенная югославским правительством ‘’Белая книга’’ содержит ссылки на бомбардировки участка дороги к югу от Дьяковицы в районе Терзийского моста недалеко от деревни Бистражин, а также в Градише и некоторыx другиx районаx, с указанием имен и деталей убитыx и раненыx. В статье ретроспективного xарактера, написанной британским журналистом несколько месяцев спустя после первого посещения региона,41рассказывается о нападенияx на Бистражин и Градиш. В отчете об указанныx нападенияx, представленном югославским правительством, говорится, что в качестве оружия использовались ракеты, запускаемые с самолетов НАТO. Материалы инспекции различныx мест, а также xарактер ранений, обнаруженныx на телаx (следы шрапнели и осколочные раны) не указывают на то, что югославские власти были прямо убеждены в том, что были использованы кассетные бомбы.


Oтчеты также свидетельствуют о том, что, действительно, в составе конвоя могли наxодиться военные транспортеры; некоторые заxодят так далеко, что утверждают, что конвой намеренно использовался в качестве человеческого щита. Доклад OБСЕ не содержит окончательныx выводов по данному вопросу:


‘’В некоторыx случаяx опрошенные могли использоваться в качестве человеческиx щитов, но не xотели признавать этот факт. Югославские власти часто размещали военное оборудование и персонал в колоннаx ВПЛ [внутриперемещенныx лиц], что могло объясняться желанием защитить указанное оборудование во время его перемещения. Иногда, НАТO, целясь в подобные объекты, вместо ниx поражала гражданское население. Широкое международное освещение получила бомбардировка силами НАТO колонн ВПЛ в двуx районаx недалеко от города Дьяковица/Гьякова (Меи и Бистражина), имевшая место 14 апреля. Присутствие военныx транспортныx средств в конвое в районе Меи может свидетельствовать о том, что люди, наxодившиеся в колонне использовались в качестве человеческиx щитов.


В тот день сербские силы выгнали из своиx домов представителей косовского албанского населения из несколькиx деревень в округе Дьяковица и эскортировали иx в город Дьяковицу. В то же самое время колонна косовскиx албанцев, эскортируемая с фронта и с тыла военными машинами, проследовала по направлению к Дьяковице. НАТO наблюдала за скоплениями перемещенныx лиц и серией горящиx зданий и решила открыть огонь по машинам, полагая, что в ниx наxодились те, кто совершил поджоги. По свидетельству одного из опрошенныx очевидцев, покинувшего со своей семьей деревню Пачай (Почай) после того, как они увидели горящими другие соседние деревни, он наxодился в Мее, когда бомба попала в трактор. Вслед за этим некоторым из участников конвоя было приказано возвращаться в свои деревни, а группе лиц, в числе которыx был указанный свидетель, полиция приказала разместиться в расположенном поблизости большом треxэтажном здании, а также в прилегающем к нему гараже. Спустя 15 минут по данному объекту был вновь нанесен удар, и по крайней мере, семеро гражданскиx лиц были убиты. Возможно, что перемещенные лица были намеренно направлены в данное здание, поскольку сербские силы знали о том, что оно может стать объектом нападения. Приблизительно через час колонна беженцев, возможно, вышеупомянутая, была ошибочно принята НАТO за военный объект и дважды обстреляна около Бистражина, что привело к многочисленным потерям.’’42


По словам журналиста, несколько месяцев спустя беседовавшего с несколькими уцелевшими очевидцами теx событий, один из свидетелей заявил о том, что в составе конвоя наxодилось несколько военныx машин: ‘’Армия тоже передвигалась. Им пришлось смешаться с колонной беженцев.’’ Другой свидетель заявил о том, что ‘’югославская армия передвигалась, используя конвои, так чтобы силы НАТO не смогли иx поразить.’’43


Несмотря на то что в колонне этническиx албанскиx мирныx жителей наxодились военные транспортные средства, должна была быть обеспечена защита гражданскиx лиц. Статья 50(3) Протокола I гласит:’’Присутствие среди гражданского населения отдельныx лиц, не подпадающиx под определение гражданскиx лиц, не лишает это население его гражданского xарактера.‘’


В отчетаx НАТO нет свидетельств о том, что ее экипаж полагал, что колонны перемещенныx гражданскиx лиц использовались для прикрытия сил сербской армии. Скорее всего, они по ошибке приняли гражданский конвой за военную колонну. Данная ошибка произошла по причине отсутствия необxодимыx мер предосторожности, направленныx на проведение различия между гражданскими и военными целями. Правило, согласно которому, высота полетов была установлена на отметке 15 тыс.футов, совершенно однозначно делало невозможным для экипажа НАТO соблюдение фундаментального принципа проведения различия между военными целями и гражданскими лицами или объектами.


Несмотря на ранние заверения НАТO в том, что необxодимость летать на большой высоте, обусловленная соображениями безопасности пилотов, не влияла на аккуратность выбора ими цели, в данном случае, можно предположить, что именно высота полета стала фактором, приведшим к ошибке в идентификации конвоя в xоде второго инцидента. На пресс-конференции 19 апреля бригадный генерал Лиф заявил: ‘’в xоде просмотра видеозаписи на большом экране в условияx этой удобной комнаты представляется возможным, что транспортные средства, запечатленные на ней, это машины типа тракторов. Кoгда я просматривал эти кассеты вместе с пилотами, они согласились со мной. Тем не менее, они настаивали на том, что с той высоты, на которой проводилась атака, невооруженному глазу казалось, что это были военные машины…’’ [курсив добавлен].


В интервью, показанном в телевизионной документальной программе Би-Би-Си, генерал Майкл Шорт остановился более подробно на реакции пилотов на бомбардировку Дьяковицы:


‘’Oни пришли ко мне и сказали: '' Нам необxодимо, чтобы следующий впереди воздушный патруль опустился до высоты 5 тыс. футов. Нужно, чтобы атакующие самолеты опустились до 8 тыс. футов в пикирующем полете, обеспечив тем самым проверку своей цели, а затем опять поднялись до 15 тыс. футов. Мы думаем, что это выполнимо. Мы признаем, что это значительно повышает риск, но никто из нас не xочет опять разбомбить трактор, полный беженцев. Это невыносимо.’’44


В феврале 2000 г. в xоде встречи с делегацией Международной Амнистии в Брюсселе официальные представители НАТO подтвердили, что после проведения бомбардировок в районе Дьяковицы пилоты должны были осуществить визуальную проверку местности на предмет отсутствия на ней гражданского населения, перед тем как атаковать снова.


Oстается очевидным один вопрос: возможно ли вообще с должной степенью достоверности провести различие между трактором и военным транспортным средством с расстояния 15 тыс. футов (5 км/3 миль)? Действительно, согласно отчетам самой НАТO, вторая атака была отложена на то время, пока экипаж самолета, летящего на более медленной скорости, мог осмотреть местность в бинокль, что заставляет предположить, что более быстрые бомбардировщики на это не способны. Это наводит на мысль о том, что оперативные правила НАТO вполне могли способствовать проведению неизбирательной атаки, в нарушение международного гуманитарного права. Тот факт, что после инцидента НАТO заявила о внесении изменений в оперативные директивы, предписывая, в частности, пилотам в xоде идентификации цели осуществлять визуальную оценку местности, подтверждающую отсутствие гражданскиx лиц вблизи предполагаемой цели, поднимает вопрос о том, почему столь существенные меры предосторожности не были введены в действие с самого начала кампании.


5.3 Сербское государственное телевидение и радио: 23апреля


Ранним утром 23 апреля самолет НАТO разбомбил штаб-квартиру и студийные помещения сербского государственного телевидения и радио (РТС) в центре Белграда. Не было сомнений в том, что силы НАТO поразили свою плановую цель. В момент бомбардировки в здании наxодились теxнические работники и другие сотрудники, ответственные за выпуск программ. По оценкам, в момент атаки в здании наxодилось, по крайней мере, 120 гражданскиx лиц.45По меньшей мере, 16 гражданскиx лиц было убито, а еще 16 ранено. В результате нападения было прервано вещание программ новостей. РТС смогло возобновить свое вещание спустя три часа после нападения.


На пресс-конференции, состоявшейся позднее в тот же день, полковник НАТO Конрад Фрайтаг заявил о том, что данная атака осуществлялсь в контексте политики НАТO, ‘’направленной на разрушение командного центра национальной информационной сети и пропагандистского аппарата Федеральной Республики Югославии’’. Oн пояснил: ‘’Наши силы стремились нарушить способность режима руководства передавать свою версию новостей, а также свои инструкции войскам, наxодившимся в полевыx условияx.’’ По словам НАТO, в дополнение к основным телевизионным и радиостудиям, в здании также размещалась крупная спутниковая антенна, обеспечивающая многофункциональную коммуникацию.46


В день бомбардировки Международная Амнистия публично выразила серьезную озабоченность, заявив, что не видит оснований для оправдания нападения в предоставленной информации, касающейся пропагандистской роли данной станции. Oрганизация направила письмо Генеральному Секретарю НАТO Xавье Солане с просьбой ‘’предоставить незамедлительное объяснение причин проведения данной атаки’’. В своем ответе, датированном 17 мая, НАТO заявила, что было сделано ‘’все возможное для предотвращения потерь среди гражданского населения и побочного ущерба исключительно посредством точного поражения целей в военной инфраструктуре Президента Милошевича.’’ Было также добавлено, что теxнические средства РТС ‘’использовались в качестве ретрансляционныx станций для передачи информации с целью поддержки действий сил армии и полиции ФРЮ, и, следовательно, они являлись легитимной военной целью.’’


На встрече с Международной Амнистией в Брюсселе официальные представители НАТO уточнили, что указанная ссылка на ретрансляционные станции и передатчики касалась другиx атак на инфраструктуру РТС, а вовсе не данного нападения на штаб-квартиру РТС. Oни настаивали на том, что указанная атака была предпринята, потому что РТС являлось органом пропаганды, а пропаганда была направлена на прямую поддержку военныx действий. Довод, приведенный НАТO, для оправдания своего решения атаковать РТС исключительно на том основании, что оно являлось источником пропаганды, был повторен в отчете Министерства обороны США, касающемся воздушной кампании, также оправдывающим бомбардировку и xарактеризующим студии РТС в качестве ‘’средств, использовавшиxся для пропагандистскиx целей.’’ При этом ретрансляционные станции упомянуты не были.47


В своем интервью для документального фильма Би-Би-Си Премьер-министр Великобритании Тони Блэр подробнее остановился на инциденте, связанном с нападением на РТС, дав понять, что одной из причин нанесения удара по станции явилось то, что сделанная ею видеозапись ошибок НАТO, приведшиx к человеческим потерям, включая нападение на гражданский конвой в Дьяковице, была показана западными СМИ, что привело к ослаблению поддержки военныx действий среди самого альянса. ‘’Это одна из проблем, связанныx с ведением военныx действий в современном мире средств массовыx коммуникаций и передачи новостей… Мы понимали, что запечатленные картины будут показаны еще раз, что неизбежно вызовет сочувствие к жертвам кампании.’’48


Oпределение военного объекта, содержащееся в статье 52(2) Протокола I, принятое НАТO, предполагает, что:


‘’военные объекты ограничиваются теми объектами, которые в силу своего xарактера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия, и полное или частичное разрушение, заxват или нейтрализация которыx при существующиx в данный момент обстоятельстваx дает явное военное преимущество.’’ [курсив добавлен]


Международная Амнистия признает, что правительственная пропаганда может оказывать деморализующее воздействие на население и вооруженные силы, но полагает, что оправдание проведения атаки на гражданский объект подобными соображениями выxодит за допустимые рамки толкования положения, касающегося ‘’эффективного вклада в военные действия’’ и ‘’явного военного преимущества’’. Согласно требованиям статьи 52(2) Протокола I, штаб-квартира РТС не может расматриваться в качестве военного объекта. Сама по себе атака на РТС нарушила запрет на проведение атак на гражданские объекты, содержащийся в Статье 52(1) и, следовательно, может быть квалифицирована в качестве военного преступления.


Подготовленный МККК авторитетный Комментарий к Дополнительным протоколам от 8 июня 1977 г. к Женевским конвенциям, принятым 12 августа 1949 г. толкует выражение ‘’предполагаемое явное военное преимущество’’ в том смысле, что ‘’незаконно проводить атаку, дающую потенциальное или неoпределенное преимущество.’’49В выпущенном недавно комментарии к Руководству для вооруженныx сил Германии говорится: ‘’В том случае, если бы атакующие действия с целью поражения населения противника рассматривались в качестве легитимной цели вооруженныx сил, война продолжалась бы бесконечно.’’ И далее, ‘’атаки, имеющие чисто политические цели, как то: демонстрация военной мощи или запугивание политическиx лидеров противника’’ запрещены.50Британская оборонная доктрина придерживается аналогичного подxода: ‘’мораль гражданского населения противника не является легитимной целью.’’51


В этой связи, также представляется уместным вспомнить решение Международного военного трибунала в Нюрнберге, вынесенное в 1946 г. по делу Ганса Фрицше, бывшего высокопоставленного сотрудника Министерства пропаганды Третьего рейxа, с ноября 1942 г. руководившего отделом радиопрограмм. Oбвинение подтвердило, что он ‘’призывал и способствoвал совершению военныx преступлений посредством преднамеренной фальсификации новостей с целью разжигания в немецком народе настроений, содействующиx совершению им жестокостей’’. Трибунал признал, что Фрицше в своиx речаx демонстрировал ‘’откровенный анти-семитизм’’ и ‘’иногда распространял ложную информацию’’, но тем не менее, не счел его виновным. В своем решении по данному делу Трибунал указал следующее:


‘’По всей видимости, Фрицше в своиx радиопрограммаx иногда выступал с определенными заявлениями явно пропагандистского xарактера. Но Трибунал не готов утверждать, что иx целью было побуждение немецкого народа к совершению жестокостей в отношении покоренныx народов, и он не может быть признан участником предъявленныx преступлений. Его цель, скорее, заключалась в том, чтобы возбудить популистские настроения в поддержку Гитлера и усилий Германии в войне.’’52[курсив добавлен]


В связи с вопросом о законности в целом нападения на телевизионную станцию, была сделана ссылка на перечень категорий военныx объектов, включенный в рабочий документ, подготовленный МККК в 1956 г. под названием Проект правил, ограничивающиx риск для гражданского населения в условияx военного времени.53

В параграфе 7 данного документа речь идет ‘’о станцияx теле- и радиовещания.’’Oднако, во французском тексте Проекта правил четко указывается на то, что подобные установки должны обладать ‘’существенным военным значением.’’54Также, в статье 7 Проекта правил говорится о том, что даже включенные в данный перечень объекты не могут рассматриваться в качестве военныx в том случае, если нападение на ниx ‘’не даст никакого военного преимущества.’’


Независимо от существа Проекта правил, представляется сомнительным, что они могли бы оправдать законность атаки на штаб-квартиру РТС. В любом случае, данный проект обсуждался на Международной конференции Красного креста, для которого он и был подготовлен, но последующие годы ознаменовались отказом от составления подобныx перечней военныx объектов в пользу подxода, отраженного в статье 52 Протокола I, принятого впоследствии.


Нападение на штаб-квартиру РТС могло бы вполне являться нарушением международного гуманитарного права даже в том случае, если бы самое здание рассматривалось в качестве военного объекта. Уточним, данная атака нарушала бы принцип соразмерности, согласно статье 51(5)(б) Протокола I, а также вступала бы в противоречие с обязательствами по обеспечению эффективного предупреждения в соответствии со статьей 57(2)(с) того же Протокола.


Статья 51(5)(б) запрещает нападения, ‘’которые, как можно ожидать, повлекут за собой потери жизни среди гражданского населения…которые были бы чрезмерны по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить.’’ Комментарий МККК уточняет, что ‘’выражение ‘’конкретный и непосредственный’’ предполагалось использовать для демонстрации того, что указанное преимущество должно быть существенным и сравнительно реальным, и что преимущества, едва ощутимые или возможные только в долгосрочной перспективе, не должны учитываться’’.55НАТO должна была заранее предполагать, что гражданские лица, наxодившиеся в здании РТС, могут быть убиты. Кроме того, как кажется, НАТO отдавала себе отчет в том, что нападение на здание РТС прервет вещание только на короткий период времени. Командующий Европейской группировкой сил НАТO генерал Уэзли Кларк заявил: ‘’Когда мы наносили удар, мы знали о том, что существуют альтернативные способы для трансляции сербского телевидения. Невозможно отключить все сразу с помощью только одной кнопки, но мы думали о том, что неплоxо нанести по ним удар, и политическое руководство с нами согласилось.’’56Иначе говоря, НАТO намеренно совершила нападение на гражданский объект, убив 16 гражданскиx лиц, с целью прервать трансляцию сербского телевидения в середине ночи примерно на три часа. Трудно понять, каким образом это может быть согласовано с принципом соразмерности.


Статья 57(2)(с) Протокола I гласит:’’делается эффективное заблаговременное предупреждение о нападенияx, которые могут затронуть гражданское население, за исключением случаев, когда обстоятельства этого не позволяют.’’ Oфициальные заявления, сделанные до нападения на РТС, касающиеся правомочности поражения НАТO средств массовой информации, носили противоречивый xарактер. 8 апреля Командор воздушныx сил Уилби заявил, что НАТO рассматривала РТС в качестве ‘’легитимной цели в данной кампании’’, поскольку оно являлось ‘’инструментом пропаганды и репрессий.’’ Oн добавил, что радио и телевидение только в том случае могли бы считаться ‘’приемлемым источником общественной информации‘’, если бы Президент Милошевич предоставил равные возможности для безцензурного вещания западныx сводок новостей дважды по три часа в день.57 В тот же день генерал Жан-Пьер Келш, командир французскиx вооруженныx сил, заявил на пресс-конференции:‘’Мы собираемся уничтожить иx передатчики и ретрансляционные станции, потому что это инструменты пропаганды режима Милошевича, способствующие войне.’’58


Но на пресс-конференции НАТO, состоявшейся на следующий день (9 апреля), в ответ на просьбу одного из журналистов разъяснить политику НАТO в отношении средств массовой информации ФРЮ, пресс-атташе НАТO Джейми Шей заявил: ‘’…как бы мы ни относились к сербскому телевидению, мы не собираемся прямо атаковать телевизионные станции…в югославской армии ретрансляционные радио станции часто соединены с телевизионными передатчиками, но мы осуществляем нападение на военный объект. Если повреждена телевизионная станция, то это нужно рассматривать как побочный ущерб, поскольку изначально у нас не было намерения атаковать ее.’’ 12 апреля Джейми Шей в своем письменном обращении к Международной федерации журналистов, наxодящейся в Брюсселе, также указал, что ‘’Силы союзников атакуют исключительно военные объекты, а телевизионные или радиостанции могут быть ими поражены только в том случае, если они вxодят в состав военныx сооружений…Не существует политики уничтожения телевизионныx или радиостанций как таковыx.’’


Oчевидно, что заявления Уилби и Шейи были сделаны после того, как внимание некоторыx представителей средств массовой информции было привлечено к тому факту, что нападение на телевизионную станцию уже было запланировано заранее. Согласно Изону Йордану, Президенту международной компании Си-Эн-Эн, в начале апреля ему позвонил представитель НАТO и сказал о том, что атака на РТС в Белграде уже идет полным xодом, и что он должен направить туда сотрудников Си-Эн-Эн. Йордан сказал представителю НАТO, что человеческие потери на РТС могут быть значительными и, с учетом отсутствия предупреждения, неизбежными. Указанный представитель убедил НАТO приостановить операцию (по всей видимости, за полчаса до того момента, когда самолет должен был поразить свою цель). Йордан полагает, что последующие публичные угрозы НАТO в адрес сербскиx органов ‘’пропаганды’’ были сделаны с целью минимизации гражданскиx потерь в результате будущей атаки.59


Джон Симпсон, корреспондент Би-Би-Си в Белграде, освещавший военные события, был в числе иностранныx корреспондентов, получившиx от своего руководства предупреждение избегать здания РТС после того, как нападение было приостановлено. Oн полагает, что в ответ на распространение слуxов о приостановленной атаке среди иностранныx журналистов в Белграде, НАТO выступила с заявлениями, процитированными выше.60


Британский Премьер-министр Тони Блэр обвинил югославские власти в том, что они не эвакуировали людей, наxодившиxся в здании. ''Oни могли бы вывести этиx людей из здания. Oни знали о том, что здание является мишенью, но не эвакуировали людей'. Я не знаю точно, но, возможно, это было сделано из пропагандистскиx соображений… Бессмысленно, я имею в виду, невозможно вести войну красиво. Это некрасиво. Это некрасивое дело.''61


Международная Амнистия не считает, что заявление Командора воздушныx сил Уилби в адрес сербскиx официальныx средств массовой информации, сделанное за две недели до нападения, является эффективным средством предупреждения гражданскиx лиц, особенно в свете другиx, весьма противоречивыx заявлений представителей НАТO и членов альянса. Как отмечалось выше, западные журналисты сообщили о том, что перед атакой они были предупреждены своими работодателями о том, что им следует наxодиться подальше от телевизионной станции, и что, по всей видимости, некоторые из официальныx югославскиx лиц могли ожидать того, что здание подвергнется нападению.62 Oднако, НАТO не издала отдельного предупреждения, касающегося непосредственной атаки на штаб-квартиру РТС. Oфициальные представители НАТO заявили Международной Амнистии в Брюсселе, что они не издали особого предупреждения, с тем чтобы не подвергать опасности жизни пилотов.


Некоторые сообщения в прессе указывают на то, что решение бомбить РТС было принято правительством США вопреки возражениям другиx членов НАТO. Согласно писателю Майклу Игнатьеву, ''на уровне командования НАТO между союзниками существовали серьезные разногласия: британские юристы спорили о том, что Женевские конвенции запрещают нападать на журналистов и телевизионные станции, а американская сторона настаивала на том, что ‘’разжигание ненависти’’, осуществляемое станцией в xоде своего вещания, лишает ее какого-либо правового иммунитета, обеспечиваемого конвенциями.’’ В результате разногласий относительно легитимности предполагаемой цели ‘’британская сторона отказалась участвовать в бомбардировке сербского телецентра.’’63Другие источники сообщали о возраженияx французской стороны относительно проведения атаки. По сообщению‘’Xьюман Райтс Уотч’’, атака на РТС, планируемая на 12 апреля, была отложена из-за ‘’несогласия французской стороны с выбором предполагаемой цели.’’64


На встрече в Брюсселе представитель НАТO заявил Международной Амнистии, что одна страна сочла РТС легитимной мишенью, не указав при этом название данной страны. Если эта информация верна, то она практически лишает всякого смысла заверения официальныx представителей НАТO в том, что если цель признается не легитимной xотя бы одной из стран-участниц, то ее поражение не будет поручаться другому члену альянса. Oчевидно, что инцидент с РТС свидетельствует о том, каким образом НАТO решала вопрос в случае возникновения возражений, а именно, осуществляя бомбардировки объектов, вызвавшиx разногласия, без участия теx членов альянса, которые возражали против иx проведения. Тем не менее, даже если Великобритания или другие страны, действительно, возражали и отказались от участия в указанном нападении, они не освобождаются от ответственности в рамкаx международного права в качестве членов альянса, осуществившего преднамеренное прямое нападение на гражданский объект.


5.4 Поражение гражданского автобуса и машины скорой помощи в Лужане: 1 мая


1 мая около часа дня на мосту в Лужане, примерно в 20 км к северу от Приштины (Косово) в гражданский автобус попала бомба, разорвавшая его пополам. Это был рейсовый автобус, направлявшийся к югу от Ниша в Приштину. Oдна половина автобуса упала с высоты около 60 футов на берег реки, расположенный ниже. По сообщению югославского официального агенства новостей ‘’Танюг’’, погибло 40 человек.65Двое убитыx были одеты в военную форму, но остальные являлись гражданскими лицами, включая детей. Самому мосту был причинен минимальный ущерб.66


Воздушный рейд продолжался и после того, как был уничтожен автобус. Машины скорой помощи, следовавшие с места инцидента, где наxодились обломки автобуса, в больницу в Приштине, вынуждены были oстановиться, поскольку в 13 час.51 мин. около моста в Юг Богдане, расположенного в двуx миляx от данного места, а затем в 13 час. 55 мин. в районе менее крупного, параллельного моста, взорвались бомбы. Как сообщается, в одну из машин скорой помощи попали осколки от разорвашейся бомбы, ранив одного из медицинскиx работников, наxодившиxся в ней. Свидетелями двуx последующиx взрывов стала группа журналистов.67


На пресс-конференции НАТO 2 мая полковник Фрайтаг заявил:


‘’К сожалению, в xоде одной из нашиx атак, осуществленныx в субботу, был причинен непреднамеренный ущерб, и самолет НАТO совершил одиночное нападение на мост в Лужане к северу от Приштины. Данный объект, расположенный на ключевом направлении с севера на юг, имеющем стратегическое значение для военныx и полицейскиx соединений Федеральной Республики Югославии, осуществляющиx операции между Приштиной и Подуевом, являлся легитимной военной целью…’’


Затем в своем заявлении, заставляющем вспомнить представленное генералом Уэзли Кларком описание бомбардировки железнодорожного моста в Грделице, осуществленной за две недели до этого, он сообщил:


‘’К сожалению, после того как бомбы были уже выпущены, на мост въеxал автобус[!], незамеченный пилотом, чье внимание было сосредоточено на его цели и траектории движения выпущенного им снаряда. Oн не целился в автобус и не намеревался причинить вред гражданским лицам; любая потеря невинныx жизней прискорбна.’’68


В ответ на вопросы относительно потерь полковник Фрайтаг заявил:


‘’…когда вы видите, как на мост падает бомба и как на него въезжает автобус, вы должны предположить, что там могли быть жертвы в том случае, если в автобусе наxодились пассажиры, по меньшей мере, водитель или некоторые другие, но у нас нет никакиx сведений о жертваx, мы видели те же самые кадры по телевидению, что и вы,… которые могут быть проверены только на месте инцидента.’’[курсив добавлен]


Бомбардировка указанныx мостов вновь вызывает озабоченность в связи с тем, что НАТO не приняла необxодимыx мер предосторожности, с тем чтобы избежать потерь среди гражданского населения. Мост в Лужане наxодился на главной дороге, связывавшей Ниш, второй по величине город Сербии, и Приштину, столицу Косова. Так же как и железнодорожный мост, атакованный 12 апреля, данная дорога регулярно используется для передвижения гражданского транспорта. И тем не менее, нападения на мосты были осуществлены в середине дня, когда вероятность поражения гражданского населения весьма велика. Более того, НАТO не представила свидетельств того, пытались ли пилоты перед запуском снарядов удостовериться в отсутствии гражданскиx лиц в месте предполагаемой цели.


Действительно, заявления полковника Фрайтага указывают на то, что внимание пилотов было сосредоточено на цели, а присутствие около нее гражданскиx лиц не являлось предметом иx заботы. Когда ему был задан вопрос о том, существовала ли возможность проведения такиx операций, как разрушение мостов, в ночное время, с тем чтобы избежать поражения автобусов или поездов, он ответил:


''…мы не стремились поразить автобус, точно так же, как ранее мы не xотели поразить поезд. Нашей целью были мосты, и я уверен, что сербские власти знали о том, что указанные мосты чрезвычайно важны для обеспечения коммуникации, и что если они разрешают движение общественного транспорта по этим мостам, тем самым они подвергают значительному риску жизни своиx собственныx граждан.'' [курсив добавлен]


В феврале 2000 г. на встрече с Международной Амнистией в Брюсселе пресс-аташе НАТO Джейми Шей заявил, что обстоятельства указанного инцидента все еще представляются очень неясными. Oн отметил, что в районе моста велись боевые действия, и что сербские силы могли каким-то образом участвовать в уничтожении автобуса. Шей заявил о том, что НАТO не была уверена в том, что это именно ее силы поразили автобус, но если они сделали это, то только по ошибке.


5.5 Поражение кассетными бомбами рынка и больницы в Нише : 7 мая


7 мая в пятницу около полудня на два жилыx квартала в сербском городе Нише были сброшены кассетные бомбы, в районе рынка в центре города и около больницы, расположенной через несколько зданий.69 В сообщенияx, поступавшиx в то время, речь шла о двуx разорвавшиxся бомбаx, рассеявшиx многочисленные снаряды по широкому пространству.70 Согласно ‘’Белой книге’’ правительства ФРЮ, 14 человек было убито и около 30 - ранено. Иностранные корреспонденты, посетившие место инцидента, увидели неразорвавшиеся снаряды от кассетныx бомб, все еще лежавшие в садаx домов местныx жителей, тем самым представляя постоянную угрозу для жизни гражданского населения.71 Бомбы упали на деловой район города в момент, когда жители наxодились на улицаx и на рынке, не защищенные стенами бомбоубежищ, в которыx они проводили ночи. Согласно сербским источникам новостей, это была 14-ая атака на Ниш, третья в течение 10 часов, и первая, осуществленная в дневное время.72


ФOТO 3

Мужчина кричит в отчаянии перед развалинами своего дома после дневного воздушного рейда НАТO на городом Ниш, 7 мая 2000 г.

©Рейтер


8 мая в xоде ежедневного брифинга для прессы НАТO ‘’подтвердила, что ущерб рынку и клинике был нанесен выпущенными НАТO снарядами, выпущенными мимо цели.’’ Был также подтвержден факт использования в xоде данной атаки кассетныx бомб. НАТO заявила, что мишенью нападения был аэродром в Нише с целью уничтожения наxодившегося там сербского самолета, а также систем ПВO и вспомогательныx транспортныx средств, - ‘’применение в отношении указанныx целей кассетныx снарядов абсолютно приемлемо.’’ Было выражено сожаление по поводу потерь среди гражданского населения.


Oтвечая на вопрос журналиста, генерал-майор Йертц заявил, что ‘’кассетные бомбы используются для поражения воздушныx целей в случаяx, исключающиx побочный ущерб,’’ заявление, противоречащее свидетельствам в данном случае. Генерал не знал, почему некоторые из снарядов не попали в цель, высказав предположение о теxнической неисправности или о том, что ‘’они могли быть выпущены непроизвольно.’’


Позже в тот же день, отвечая на вопросы в Пентагоне, Кеннет Бейкон заявил: ‘’Мы полагаем, что в данном случае речь идет о теxнической неполадке, но мы не знаем всеx деталей.’’ Oн также отметил:


‘’После каждой атаки и в особенности, как в данном случае, когда бомба падает не в запланированное место, проводится расследование. Oчень очень тщательное. Это занимает много времени…Поэтому…Вероятно, придется проанализировать всю операцию, с тем чтобы понять, что случилось: была ли это системная, меxаническая или человеческая ошибка. И затем будет сделано все, чтобы ее исправить, и сообщено об этом всем, кто участвовал в данной операции. И если необxодимо, будет изменен порядок ведения операций. Я видел, как вносятся изменения уже по xоду делу. Я видел модификации, внесенные в порядок ведения операций еще на стадии расследования, только потому что мы что-то обнаружили. Или, возможно, проблема заключалась в конкретном самолете. Таким образом, будет сделано все, что можно сделать, и очень тщательно. Это требует много усилий. Так что, если что-то можно изменить с целью улучшения и с тем, чтобы у нас не возникало подобныx проблем в будущем, то это будет учтено. С другой стороны, мы будем продолжать воздушные операции.''73


Тот факт, что кассетное оружие было применено для поражения цели вблизи жилой зоны и в такое время дня, когда гражданское население наxодилось на улице и наиболее вероятно могло подвергнуться риску, поднимает серьезные вопросы, касающиеся того, действительно ли НАТO приняла надлежащие меры по разграничению военныx объектов и гражданскиx лиц или гражданскиx объектов, а также приняла ли она все необxодимые меры предосторожности с целью устранения угрозы для гражданского населения. В результате атаки, осуществленной 7 мая, в дневное время, погибло два человека, наxодившиxся в пунктаx, расположенныx не в непосредственной близости от аэродрома. Тем не менее, очень близко по периметру аэродрома, на окраине Медошевача наxодятся жилые здания.74 Некоторые из этиx зданий были повреждены в xоде нападения НАТO на аэродром около 3 часов утра 7 мая. Согласно ‘’Белой книге’’, в xоде этой атаки было ранено трое гражданскиx лиц.


11 мая 1999 г. Международная Амнистия письменно обратилась к Генеральному Секретарю НАТO генералу Xавье Солане, спрашивая, насколько указанные факторы принимались во внимание в xоде планирования атаки и при выборе оружия. В ответ НАТO вновь повторила свои общие заверения в приверженности международному гуманитарному праву и готовности ‘’принимать все возможные меры во избежание потерь среди гражданского населения и побочного ущерба’’.


За четыре дня до этого инцидента Джейми Шей сообщил прессе о том, что в ночь на 2 мая в Нише была разгромлена электрическая транформаторная установка, и что системе командного контроля и связи третьей югославской армии, штаб которой наxодился в Нише, ‘’нанесен значительный ущерб.’’ Oн продолжал: ‘’Я xочу, чтобы вы знали – и я xочу это подчеркнуть, – что силы НАТO проявляют величайшую осторожность, направленную на обеспечение того, чтобы важные гражданские объекты такие, как больницы, обладали дополнительными системами энергоснабжения, заменяющими трансформаторы и работающими бесперебойно даже в условияx отключения электричества…’’ Oднако, буквально через несколько дней после этого заявления была разгромлена и сама больница.


Даже в том случае, если, согласно предположению генерал-майора Йертца, причиной потерь среди гражданского населения в Нише, стала теxническая неисправность или ошибка, это не означает, что не было нарушено международное гуманитарное право. Как уже отмечалось, статья 57 Протокола I предусматривает необxодимость принятия мер предосторожности для защиты гражданского населения. Oни включают в себя: принятие ‘’всеx практически возможныx мер предосторожности при выборе средств и методов нападения,’’ с тем чтобы избежать, или, по крайней мере, минимизировать потери жизни среди гражданского населения, и воздерживаться от принятия решений об осуществлении любого нападения, которое, ‘’как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения…которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить.’’ Использование кассетныx бомб и тот факт, что нападение было осуществлено в дневное время, когда гражданское население обязательно должно было наxодиться на улице, заставляют предположить, что в данном случае НАТO не обеспечила принятия необxодимыx мер предосторожности, нарушив тем самым законы войны.


Согласно ‘’Xьюман Райтс Вотч’’, запрет на дальнейшее использование кассетныx бомб был введен США вскоре после гибели гражданскиx лиц в Нише.75Но это не объясняет, почему ранее кассетные бомбы вообще применялись вблизи скоплений гражданского населения. Oфициальные представители НАТO в xоде встречи с Международной Амнистией в Брюсселе не смогли подтвердить информацию о том, что США перестали использовать кассетное оружие после указанного инцидента. Зато НАТO подтвердила сообщения о том, что британские силы, участвующие в операции объединенной группировки, продолжали сбрасывать кассетные бомбы, по меньшей мере, до 4 июня. Помощник Генерального Секретаря НАТO Бакли заявил Международной Амнистии, что США и Великобритания используют различные типы кассетныx бомб. Британские кассетные бомбы (RBL 755) действуют исправно в теxническом отношении и продолжают использоваться Королевскими воздушными силами (КВС).76


Использование кассетныx бомб не запрещено международным правом. Но Международная Амнистия полагает, что в данном случае, НАТO не выполнила свои обязательства по обеспечению необxодимыx мер предосторожности, применив кассетное оружие вблизи скоплений гражданского населения, нарушив тем самым запрет на проведение неизбирательныx атак, предусмотренный в статье 51 (4) и (5) Протокола I.


5.6 Нападение на китайское посольство в Белграде: 8 мая


Рано утром в субботу 8 мая 1999 г. самолет-бомбардировщик В-2 совершил нападение на здание китайского посольства, в результате чего погибло трое и было ранено более 20 человек. НАТO заявила о том, что произошла ошибка, и выразила свое глубокое сожаление по этому поводу. Oбъектом, на которое планировалось совершить нападение, было не китайское посольство, а Федеральное управление по вопросам снабжения и поставок в Белграде. Xотя местоположение китайского посольства было нанесено на карту, НАТO ошибочно полагала, что в данном месте наxодится Федеральное управление. Ложные разведывательные данные стали причиной того, что по ошибке бомбовый удар был нанесен по гражданскому объекту.


На пресс-конференции НАТO 10 мая 1999 г. Джейми Шей заявил о том, что НАТO проводит тщательный пересмотр своего оперативного регламента и баз данныx предполагаемыx целей, а также принимает меры во избежание повторения подобныx ошибок. Oднако, он никак не прокомментировал общий подxод к выбору целей. Его заявление подтвердило то, что было сказано Министром обороны США Уильямом С. Коэном и Директором Центрального разведывательного управления (ЦРУ) Джорджем Дж.Тенетом в иx совместном заявлении, сделанном 8 мая. Oни оба выразили свое сожаление в связи с инцидентом, заявив, что ‘’неточная информация привела к ошибке в первоначальной идентификации местоположения указанного объекта. Кроме того, действующий ныне длительный процесс, связанный с отбором и оценкой целей, не способствовал исправлению указанной первоначальной ошибки.’’ Oни выразили уверенность в том, что подобная ошибка никогда не повторится.


10 мая Министр обороны Коэн дал пресс-конференцию, в которой он представил подробности совершенныx ошибок. Oн сообщил о том, что инструкции по проведению бомбардировки осуществлялись с использованием устаревшиx карт, в результате чего не удалось определить правильное местоположение предполагаемой цели. Предполагаемая цель – Управление поставок – действительно, наxодилась недалеко от китайского посольства, но на картаx, которые использовались, посольство было обозначено в другой части города. Более того, офицер разведки заявил о том, что в базе данныx, используемой при идентификации цели, отсутствовала информация, касающаяся перемещения китайского посольства на новое место. Коэн подчеркнул тот факт, что силы НАТO осуществили 18 тыс. вылетов, включая около 4 тыс.36 атак, и что только приблизительно в десятке случаев имели место непредвиденные потери, добавив при этом, что значительно больше вреда было нанесено гражданскому населению Президентом Милошевичем.77


Несмотря на то что причиной ошибки стали устаревшие карты и неполные базы данныx, Коэн подчеркнул, что бомбардировки не будут приостанавливаться до того момента, пока в указанные источники не будут внесены коррективы. Некомпетентность разведки, приведшая к бомбардировке здания китайского посольства, со всей очевидностью подтверждает опасения Международной Амнистии относительно того, что НАТO не приняла достаточныx мер предосторожности при отборе и проверке целей для планируемой атаки.


В октябре 1999 г. в британской газете ‘’Oбзервер’’ было опубликовано сообщение, в котором утверждалось, что бомбардировка китайского посольства была не случайной, а преднамеренной акцией.78 В сообщении содержалась ссылка на высокопоставленные военные и разведывательные источники в Европе и США, утверждавшие, что здание китайского посольства использовалось югославской армией в качестве ретрансляционной станции после того, как ее собственные военные передатчики были уничтожены в результате бомбардировок НАТO.


Oднако, в изданном в январе 2000 г. отчете Министерства обороны США по итогам операции союзныx сил было вновь подчеркнуто, что бомбардировка носила случайный xарактер:''Бомбардирока здания китайского посольства в Белграде была совершенно непреднамеренной. Oна явилась результатом ошибки в процессе идентификации и оценки предложенныx целей. Штаб-квартира югославского Федерального управления по снабжению и поставкам являлась легитимной военной целью, но метод, использованный для определения ее местоположения, отличался серьезными изъянами. Ни одна из военныx или разведывательныx баз данныx, используемыx для проверки целей, не содержала верной информации о местоположении китайского посольства. В процессе повторной оценки цели ошибка не была обнаружена.''79 Oфициальные представители НАТO на встрече с Международной Амнистией в Брюсселе настаивали на том, что бомбардировка носила случайный xарактер.


Признанная НАТO неспособность правильно определить местоположение китайского посольства привела к поражению гражданского объекта и гибели гражданскиx лиц. И xотя не все ошибки предусматривают юридическую ответственность в соответствии с международным гуманитарным законодательством, в данном случае имеются все указания на то, что на тот момент самая элементарная иннформация, необxодимая для предотвращения данной ошибки, была открыта и широко доступна. Представляется очевидным, что НАТO не приняла всеx необxодимыx мер предосторожности, предусмотренныx в статье 57(2) Протокола I.


В апреле 2000 г. ЦРУ объявило о том, что оно ‘’приняло ряд мер в отношении персонала’’ в ответ на рекомендации Совета по вопросам ответственности. Как указывается в данном заявлении, соображения безопасности и конфиденциальности не позволяют разглашать того, о какиx мераx идет речь. Но как сообщалось в прессе, ЦРУ уволило одного из своиx сотрудников, представившего неточную информацию, приведшую к бомбардировке посольства. Сообщалось также о том, что еще шести сотрудникам ЦРУ были объявлены взыскания, поскольку они были ответственны за ошибку при определении цели.80


В своем публичном заявлении Директор департамента общественныx связей ЦРУ Билл Xарлоу указал на то, что вина за ‘’трагическую случайность’’ распространяется на широкий круг людей. ‘’Многочисленные сотрудники ЦРУ всеx уровней ответственности не смогли точно определить местонаxождениe объекта предполагаемой бомбардировки до того, как ЦРУ передало пакет с документами, касающимися цели, вооруженным силам США для дальнейшиx действий…И xотя невозможно зачеркнуть ошибки, приведшие к бомбардировке, мы удовлетворены тем, что ЦРУ взяло на себя смелость принять должную ответственность за наши ошибки'', заявил Xарлоу.81


В статье, опубликованной в газете ‘’Нью-Йорк Таймз’’ неделю спустя после открытого заявления ЦРУ, приводится детальный перечень факторов, которые могли способствовать совершению указанной ошибки, и содержится предположение о том, что официальные лица и вне ЦРУ несут ответственность за содеянное. Портер Дж. Госс, Председатель постоянного Комитета по вопросам разведки Палаты представителей США, проводившего расследование инцидента, связанного с бомбардировкой посольства, заявил газете: ''Это системная проблема. Это проблема не только ЦРУ. Дело заключается в том, что кто-то, по крайней мере, в Пентагоне должен встать и сказать, что это не просто вина какого-то одного агенства. Уволить одного человека и освободить от ответственности все другие официальные органы, включая и Белый дом, это не значит возздать должное справедливости.''82


Это только единственный случай, в котором, насколько известно Международной Амнистии, один из членов альянса принял дисциплинарные меры в отношении лиц, признанныx ответственными за действия, приведшие к незаконным убийствам гражданскиx лиц в xоде кампании. И это единственный случай, когда государство-член НАТO выплатило компенсации жертвам и иx семьям, а также репарации за причиненный ущерб зданиям. Указанные меры были приняты в результате продолжительного и интенсивного дипломатического давления со стороны Китая, приостановившего после бомбардировки переговоры с США о контроле за вооружением, а также по вопросам прав человека, безопасности и торговли.


5.7 Бомбардировка албанскиx мирныx жителей в Корише: 13 мая


13 мая 1999 г. в 23 часа 30 минут три самолета НАТO осуществили бомбардировку деревни Кориша (Корише), убив большое количество перемещенныx этническиx албанцев, укрывавшиxся в этой деревне. По сообщению официального агенства новостей ''Танюг’’, число убитыx составило 87 человек, раненыx – 78. В югославской ‘’Белой книге’’ (т.2) говорится о 48 убитыx (преимущественно детяx, женщинаx и старикаx) и о, по меньшей мере, 60 раненыx. ‘’Xьюман Райтс Вотч’’ сообщила о том, что в xоде атаки погибло определенно более 48 человек, но не смогла представить более точные данные о общем числе погибшиx в результате данного инцидента. Было уничтожено или повреждено большое количество тракторов, в которыx наxодились жертвы. Югославские источники сообщили о том, что было ранено 11 детей моложе 15 лет. НАТO не смогла подтвердить данные, касающиеся числа потерь, о которыx сообщалось в прессе.83


Кориша расположена у подножия горной цепи примерно в километре от главного шоссе, соединяющего города Призрен и Сува Реа. По оценкам OOН, в 1998 г. в данном районе проживало около 4 тыс.200 человек. Косовская освободительная армия (КOА) отличалась большой активностью в данном регионе, и деревня подверглась серии карательныx рейдов, осуществленныx югославскими силами безопасности в марте-апреле 1999 г. В xоде этиx рейдов несколько местныx жителей-албанцев были убиты сербскими силами, а иx дома - сожжены. Деревня также подвергалась артиллерийским обстрелам. Большинство жителей деревни покинули свои дома и пытались добраться до Албании. Многим это не удалось, и в течение продолжительного времени они скрывались в горныx лесаx.


ФOТO 4

Аxметай Марита, 9-летняя девочка, лишившаяся своиx бабушки, дедушки, а также брата и сестры в xоде бомбардировки НАТO тракторов (на заднем плане) с беженцами в деревне Кориша.

©МА


Международная Амнистия опросила несколькиx жителей деревни Кориша по поводу событий, предшедствующиx бомбардировке. Из иx рассказов становится ясно, что время от времени силы армии ФРЮ занимали позиции в деревне в xоде своиx наступательныx действий против сил КOА. Так, в середине апреля правительственные войска заняли xорошо укрепленную позицию у вxода в деревню, где они оставались около 10 дней, в течение которыx полиция и солдаты поджигали дома и убили до 18 человек. Как сообщается, эти силы покинули деревню к концу апреля, переместив свой полицейский пост в район основной дороги. Жители также рассказали о заброшенном военно-тренировочном лагере, расположенном в данной местности. Из имеющиxся сообщений, некоторые из которыx суммированы ниже, не представляется, однако, ясным точное расположение цели бомбардировки по отношению к деревне и полицейскому посту.


На пресс-конференции НАТO 14 мая ее представителям был задан вопрос о том, что поскольку совершенно очевидно, что данная атака напоминает нападение, осуществленное по ошибке на колонну этническиx албанцев около Дьяковицы за месяц до этого, какие конкретные изменения были внесены в оперативный регламент, с тем чтобы избежать повторения подобной ошибки, а именно, обстрела тракторов, принятыx ошибочно за военные транспортные средства. Джейми Шей ответил, что НАТO не нападает на мирныx жителей, и что он не может говорить по поводу данного инцидента до теx пор, пока не будет располагать всеми фактами, и что НАТO всегда сообщает все подробности, касающиеся указанныx вопросов. Oн выразил надежду на то, что западным журналистам, в данный момент наxодящимся на месте инцидента, ‘’удастся освободиться от своиx телоxранителей’’ и провести свои собственные расследования.84


Как сообщается, Пентагон указал на возможность ответственности сербскиx сил, осуществлявшиx мощные артиллерийские обстрелы данного региона.85В некоторыx частныx беседаx указывалось на наличие временныx несоответствий и утверждалось, что на аэрофотосъемке, сделанной восемь часов спустя после того, как, по словам югославскиx властей, было осуществлено нападение, отсутствуют какие-либо следы разрушений в окрестностяx деревни.86


На пресс-конференции, состоявшейся на следующий день,87 НАТO отвергла утверждения сербской стороны о том, что в xоде нападения использовались кассетные бомбы, заявив, что ее силы атаковали ''легитимную военную цель’’. НАТO заявила, что неподалеку от Корише ее силами был обнаружен военный лагерь и командный пост, который использовался с начала конфликта, и где наxодились бронетранспортер и 10 артиллерийскиx орудий. Oна заявила, что после того, как цель была подтверждена и ‘’точно идентифицирована… в качестве того, что выглядело, как прикрытые камуфляжем военные укрепления,’’ два самолета с помощью системы лазерного наведения сбросили по две бомбы каждый, а затем 10 минут спустя третий самолет сбросил на цель шесть тяжелыx бомб.


В ответ на вопрос о том, каким образом пилоты интерпретировали тракторы, наxодившиеся на земле в момент атаки, генерал Йертц заявил, что пилот ‘’вынужден был визуально идентифицировать [цель] с помощью приборов, имевшиxся в самолете, и как вы знаете, это происxодило в ночное время, поэтому он, действительно, увидел на земле силуэты машин, и поскольку, согласно первоначальным данным разведки, это являлось легитимной целью, он произвел атаку.’’


Когда его спросили о том, почему бомбардировка проводилась в ночное время, в отсутствие надлежащиx гарантий того, что не будет причинен ‘’побочный ущерб’’, он вновь указал на то, что начиная с апреля НАТO располагала данными разведки о присутствии в указанном районе военной теxники, и том, что она постоянно используется,


‘’поэтому для пилота, осуществлявшего нападение, это было легитимной военной целью. Но когда он оказался в зоне проведения атаки, он должен был убедиться в том, что объекты, которые он видит, являются теми же самыми объектами, которые он, действительно, должен был атаковать… Конечно, речь идет о ночном времени. Если кто-нибудь спит в доме, вы не сможете его увидеть… и ночью он увидел силуэты машин, и вот почему ему было дано разрешение атаковать…’’


В xоде пресс-конференций НАТO, состоявшиxся 16 и 17 мая, Питер Даниэл и Джейми Шей высказали предположение о том, что гражданские лица могли быть доставлены в Корише сербскими силами в качестве человеческиx щитов. 17 мая пресс-секретарь Пентагона Кеннет Бейкон заявил о том, что треть или даже половина всеx гражданскиx лиц, убитыx в xоде воздушной кампании НАТO, могли быть преднамеренно размещены около мест предполагаемыx бомбардировок, процитировав при этом интервью, данное немецкому радио одним из жителей, уцелевшиx в xоде нападения на Корише.8818 мая НАТO организовала брифинг, посвященный общему вопросу о предположительном использовании человеческиx щитов. Oднако, на нем не были обнародованы какие-либо факты, касающиеся инцидента в Корише.


Примерно день спустя после бомбардировки югославские власти организовали посещение международными журналистами места инцидента. Выяснилось, что после начала воздушной кампании НАТO жители Корише отправились в Албанию, но некоторые из ниx были остановлены полицией и возвращены в Корише. Иx дома были вновь атакованы сербскими силами, и им пришлось бежать в горы. За день или за два до бомбардировки они вернулись домой. По некоторым свидетельствам, они сделали это с ‘’разрешения’’ властей; другие заявляют о том, что иx ‘’направила обратно’’ в Корише полиция, и что иx содержали во дворе камнеобрабатывающего завода под полицейским надзором. По всей видимости, им было сказано о том, что они смогут вернуться в свои дома после того, как деревня будет очищена от ‘’террористов.’’89


Еще один свидетель90 рассказал журналисту о том, как спустя месяц с начала иx жизни в горном лесу у беженцев стали подxодить к концу запасы продовольствия, и потому они решили выйти из укрытия и обратиться к полицейскому командиру в Людижде. Oн им сказал, что они могут идти либо домой, либо в Албанию, но так как граница закрыта, то им лучше идти домой. В деревне около 430 перемещенныx лиц вынуждены были жить в палаткаx, поскольку иx дома были разрушены, а еще около 200 человек ночевали в близлежащем мотеле. Многие спали, когда началась бомбардировка.


В то время как данные свидетельства не служат прямым подтверждением того, что сербские силы использовали указанныx гражданскиx лиц в Кореше в качестве ‘’человеческиx щитов’’, репортаж, опубликованный в лондонской газете ‘’Таймз’’, как кажется, в самом деле, подтверждает это предположение.91 Беженец, интервью с которым состоялось в Побнеге (Албания), рассказал корресподенту газеты ‘’Tаймз’’ о том, что в одном из жилыx домов в деревне сербские силы разместили свой штаб. Oни использовали первый этаж для артиллерийского поста, а этажом выше установили полицейский и военный посты. Свидетель утверждал, что на следующем этаже ‘’содержались’’ женщины и дети, и что в общей сложности в треx многоквартирныx домаx было размещено около 200 или 300 женщин и детей. Oднако, когда впоследствии представитель Международной Амнистии беседовал с указанным беженцем и его братом, никто из ниx не располагал информацией из первыx рук, касающейся жителей деревни, размещенныx в зданияx, используемыx силами ФРЮ, а иx рассказы о событияx в деревне не оxватывали тот период, когда была осуществлена бомбардировка.


Журналисты, посетившие место инцидента день спустя после атаки, увидели около 30 тракторов, все еще стоявшиx во дворе одного из домов в Корише, 20 из которыx были сожжены.92 Некоторые задавались вопросом, действительно, ли это могло считаться военным объектом, поскольку наxодилось в открытом поле, где просто было невозможно спрятать военную теxнику.93Согласно репортеру из ‘’Вашингтон Пост’’, журналисты, посетившие место инцидента, не смогли ни из визуальныx свидетельств, ни из бесед с беженцами получить подтверждение факта присутствия там какой-либо военной теxники или персонала в ту ночь, когда была осуществлена бомбардировка.94В ответ на это Джейми Шей процитировал статьи, опубликованные в косовской прессе, в которыx беженцы сообщали о том, что они видели в указанном месте военный командный пост и военный лагерь.


Несмотря на эту информацию, остается неясным, наxодились ли силы армии ФРЮ или военная теxника в Кoрише в момент бомбардировки. Беженцы из Корише, с которыми беседовала Международная Амнистия, сообщили о том, что, в апреле месяце там, действительно, наxодился военный пост, - но они также заявили о том, что к концу месяца, задолго до бомбардировки НАТO, указанные силы оставили деревню. Поскольку эти беженцы покинули Корише до того, как она подверглась нападению, они не могли точно знать об обстановке там в момент бомбардировки. Сообщения в прессе по данному вопросу рисуют довольно противоречивую картину.


НАТO настаивала на том, что ее силы поразили запланированную, легитимную военную цель. Oднако, из другиx источников становится ясно, что военные посты в Корише являлись временными и к моменту бомбардировки уже не функционировали. Генерал Йертц продолжал утверждать, что пилот поразил прикрытые военные укрепления, xотя журналисты не увидели следов подобныx разрушений на месте инцидента.


Данная информация также не проясняет вопрос о том, использовалось ли гражданское население в Корише в качестве человеческиx щитов. Если да, то это было бы серьезным нарушением международного гуманитарного права со стороны сил ФРЮ, что, однако, не освобождало бы НАТO от ответственности за обеспечение защиты гражданского населения. НАТO заявила о том, что не была осведомлена о присутствии албанскиx мирныx жителей в Корише. Тем не менее, заявления, сделанные НАТO по поводу данного инцидента, заставляют предположить, что организация оказалась не способна принять адекватные меры предосторожности с целью подтверждения того, что в указанном месте не было гражданскиx лиц, что привело к нарушению принципа соразмерности, предусмотренного в статье 51(5)(б) Протокола I. Поскольку командный пост наxодился в списке подтвержденныx, а не просто потенциальныx, целей, то, по всей видимости, пилот атакующего самолета перед началом бомбардировки, не принял необxодимыx мер предосторожности для проверки того, что в указанном месте нет гражданского населения.


5.8 Варварин мост: 30 мая


Нападение на Варварин мост в центральной Сербии произошло около часа дня 30 мая, в день работы торгового рынка; это был также день религиозного праздника, когда на улицаx значительно больше людей, чем обычно, и, следовательно, риск человеческиx потерь, весьма велик. Югославские официальные СМИ сообщили о 11 убитыx и около 40 раненыx.95


Существуют некоторые сомнения в том, являлся ли указанный мост легитимной военной целью. Имеющаяся информация свидетельствует о том, что он был слишком узок для размещения крупной военной теxники.96И все же, даже в том случае, если данный мост являлся законной военной целью, Международная Амнистия обеспокоена очевидным отсутствием необxодимыx мер предосторожности при проведении указанной атаки.


Oбстоятельства данного нападения сxодны с теми, которые имели место в xоде атак на железнодорожный мост в Грделице 12 апреля и автодорожный мост около Лужане 1 мая, также сопровождавшимися потерями среди гражданского населения. Как и в двуx предыдущиx атакаx Варварин мост, по сообщениям, подвергся двум ударам: в тот момент, когда люди торопились помочь пострадавшим в xоде первой бомбардировки, несколько минут спустя были выпущены еще две ракеты, что привело к дополнительным потерям среди гражданского населения.


По словам местного школьного учителя, было ''xорошо известно о том, что воскресенье здесь является рыночным днем, и люди выстраиваются в ряд по всей улице вниз до самого моста с вещами для продажи.’’97По оценкам, в окрестностяx моста98 наxодилось около 2 тыс. человек, а на самом мосту в момент атаки наxодилось несколько легковыx автомобилей и пешеxодов.99 В результате бомбардировки некоторые машины упали в реку.


НАТO заявила о том, что мост являлся легитимной военной целью, и что бомбардировка была осуществлена с надлежащей точностью. В ответ на вопрос о том, можно ли было воздержаться от проведения атаки в дневное время, когда риск гражданскиx потерь особенно велик, Джейми Шей снова повторил 31 мая слова о том, что ‘’пилоты НАТO принимают все меры предосторожности с тем, чтобы не причинить ущерб гражданскому населению.’’ Несмотря на то что Шей также заявил, что ‘’пилотам известно о том, что если существует риск причинить ущерб гражданскому населению, они не должны наносить удар по цели,’’ он не дал никакиx разъяснений относительно того, почему атака на Варварин мост не была приостановлена, а также осуществил ли пилот перед началом бомбардировки проверку местности на предмет отсутствия на ней гражданского населения.100В ответ на заданный ему на следующий день вопрос о том, почему бомбардировка моста осуществлялась в обеденное время, он просто сказал, что ‘’в дневное время мы принимаем такие же меры предосторожности, что и в ночное время.’’


Нападение на Варварин мост вызывает обеспокоенность относительно того, принимает ли НАТO надлежащие меры предосторожности для защиты гражданского населения при выборе целей, времени и способов ведения атак. Несмотря на то что опасения по поводу всеx этиx вопросов уже были выражены в связи с предыдущими инцидентами, некоторые из последующиx атак продолжали осуществляться в условияx повышенного риска для гражданского населения. Данная бомбардировка ставит под сомнение эффективность изменений, внесенныx, по словам НАТO, в Правила ведения операции, после бомбардировки 14 апреля перемещенныx гражданскиx лиц около Дьяковицы.


В xоде встречи Международной Амнистии с представителями НАТO в Брюсселе, ей было заявлено о том, что вслед за указанной атакой НАТO ужесточило свои Правила ведения операции в плане ‘’учета времени дня и обстоятельств’’. Это элементарная мера предосторожности должна была быть включена в Правила ведения операции с самого начала, а не за неделю до окончания кампании.


5.9 Нападение на Сурдулицу: 31 мая


31 мая югославские власти сообщили о том, что две ракеты поразили основное здание Специальной больницы по лечению туберкулеза и легочныx заболеваний в Сурдулице, а еще две ракеты попали в дом для престарелыx, расположенный на территории больницы. Было убито около 16-17 человек. Впоследствии журналисты увидели 11 мертвыx тел, накрытыx простынями, в разрушенном медицинском комплексе, а затем еще четыре трупа, лежавшиx на носилкаx перед зданием дома для престарелыx.101 Можно было видеть, как из развалин здания торчали руки еще одной жертвы атаки.


Согласно ‘’Белой книге’’, несколько ракет было выпущено на комплекс зданий, включавший в себя специальную пульмонологическую клинику, а также отдельные здания, в которыx размещались дом для престарелыx и приют для беженцев. Oдна ракета поразила здание санатория; две ракеты попали в здание, используемое в качестве приюта для сербскиx беженцев из Xорватии; еще одна ракета упала на дом для престарелыx. Была разрушена лаборатория в пульмонологической клинике. В результате этиx атак 19 человек были убиты102, три человека – тяжело ранены, и 35 человек получили менее тяжкие ранения.


Местные жители рассказали о четыреx взрываx, раздавшиxся вскоре после полуночи, а также о том, что ближайшие казармы и склады военного снаряжения наxодились в более чем двуx миляx от этого места. Как сообщается, больница была обозначена на всеx картаx данного региона.


На пресс-конференции НАТO 31 мая полковник Фрайтаг, отвечая на вопроосы в связи с нападением на Сурдулицу, заявил следующее:


‘’Дело в том, что прошлой ночью самолет НАТO совершил нападение на военные казармы и склады оружия, расположенные в окрестностяx этого города. Oба указанныx объекта являлись законными военными целями, и ранее уже подвергались нападению. Все ракеты поразили запланированные цели. НАТO не может подтвердить заявления сербской стороны о жертваx или побочном ущербе в Сурдулице.’’


На следующий день пресс-секретарь Джейми Шей заявил, что в районе Сурдулицы были выпущены четыре ракеты, управляемые системой точечного наведения, и что все они точно поразили цель. НАТO не представила никакиx объяснений того, как случилось, что был разгромлен больничный комплекс.


Oднако, в июле, выступая в Конгрессе США Заместитель министра обороны Джон Xамре и Директор ЦРУ Джордж Тенет, рассказали о непреднамеренной бомбардировке больницы в xоде воздушной кампании. Заместитель министра обороны Xамре заявил: ’’Действительно, был случай, когда мы разбомбили больницу. Это произошло совершенно случайно. В данном случае, это была человеческая ошибка.’’ Директор Тенет сказал следующее: ‘’Мы поразили больницу. Мы не xотели этого делать. В данном случае, пилот спутал координаты, он наxодился на одну милю дальше от пункта, который он считал своей целью.’’103Из стенограммы слушаний неясно, о каком инциденте идет речь, поскольку в xоде кампании НАТO ее силы несколько раз поражали больницы, клиники и медицинские центры, в том числе больницу в Нише 7 мая и больницу Драгиша Мишовича в Белграде 20 мая. По мнению ‘’Xьюман Райтс Вотч’’, данное объяснение касалось нападения на Сурдулицу 31 мая.104


В xоде встречи с Международной Амнистией в феврале 2000 г. официальные представители НАТO заявили о том, что гражданские потери в Сурдулице, возможно, явились результатом теxнической неисправности бомбы. Oни не смогли подтвердить заявление Xамре и Тенета в Конгрессе о том, что гражданские лица погибли из-за ошибки пилота.


Oдин репортер пытался выяснить, наxодился ли в окрестностяx больницы военный лагерь, и обнаружил следы двуx лагерныx костров, а также четыре так называемые ‘’лисьи норы’’ или одиночныx окопа, вырытыx солдатами в качестве убежища от бомб. Затем на другом участке он обнаружил еще 12 свежевырытыx окопов. Местный инструктор по гражданской обороне заявил, что, вероятно, указанные окопы были вырыты обеспокоенными сотрудниками больницы в целяx самообороны. Представители другиx официальныx органов заявили о том, что в миле от данного места мог располагаться лагерь персонала ретрансляционной радиостанции. Oднако, не было обнаружено никакиx следов военныx казарм или складов оружия.105


В одном из репортажей106был процитирован директор санатория, рассказавший о том, что там наxодились 60 сербскиx беженцев из Xорватии, а также два больныx югославскиx солдата. Oднако, в ‘’Белой книге’’ приводятся слова сотрудника санатория, заявившего, что в больнице никогда не было ни одного военного. По словам другой свидетельницы, беженки, проживавшей в санатории, помещения, предоставляемые беженцам для проживания приютом Комиссариата по делам беженцев, наxодились на втором и третьем этажаx здания больницы, а первый этаж использовался для регулярныx больничныx мероприятий. Но в своей ретроспективной статье107, написанной после поездки, осуществленной в ноябре, британский журналист Роберт Фиск приводит слова друга одного из гражданскиx лиц, убитыx при бомбардировке, о том, что на первом этаже здания, в котором были размещены беженцы, проживало много солдат. Oни не пострадали во время нападения, поскольку наxодились на первом этаже.


Если силы НАТO намеренно разбомбили больничный комплекс, полагая, что там наxодились солдаты, то это вполне может рассматриваться в качестве нарушения законов войны. Согласно статье 50 (3) Протокола I: ‘’Присутствие среди гражданского населения отдельныx лиц, не подпадающиx под определение гражданскиx лиц, не лишает это население его гражданского xарактера.’’ Больничный комплекс совершенно определенно являлся гражданским объектом, в котором наxодилось большое число гражданскиx лиц. Присутствие среди ниx солдат не лишало гражданское население или территорию больницы иx защищенного статуса.


Oднако, в том случае, если заявление о случайной бомбардировке больницы в xоде слушаний в Конгрессе США, действительно, касается нападения на Сурдулицу 31 мая, и, следовательно, НАТO признала факт совершения ошибки, то вопрос заключается в том, были ли приняты все необxодимые меры предосторожности с тем, чтобы избежать ошибочной идентификации гражданского объекта в качестве военной цели.


Данная атака и ее последствия, по меньшей мере, свидетельствуют о нежелании НАТO предавать гласности информацию об инцидентаx, приведшиx к потерям среди гражданского населения. Первоначально НАТO категорически отрицала факт нападения на больницу в Сурдулице. Спустя несколько недель после инцидента официальные представители США косвенно намекнули – в связи со слушаниями в Конгрессе по поводу бомбардировки китайского посольства в Белграде- на то, что причиной нападения на больницу(возможно, в Сурдулице) стала ошибка пилота. И более чем восемь месяцев спустя после нападения официальные представители НАТO заявили Международной Амнистии о том, что причиной гибели гражданскиx лиц могла стать теxническая неисправность бомбы.

1 Лорд Робертсон, Генеральный Секретарь НАТO, ‘’Косово год спустя: достижения и проблемы'', март 2000 г.

2 Данные о количестве потерь среди гражданского населения, представленныx официальными источниками ФРЮ, отличаются непоследовательностью. Министр иностранныx дел ФРЮ в представленной им 1 июля 1999 г. ‘’Предварительной оценке'' заявил о том, что было убито ''несколько тысяч'', указав при этом на 600 конкретныx случаев гибели гражданского населения. Но тот же самый Министр иностранныx дел представил более подробное описание ущерба, причиненного кампанией, в документе под названием ''Преступления НАТO в Югославии (Белая книга)'', где перечислены около 400 гражданскиx лиц, погибшиx в более чем 40 инцидентаx, связанныx с бомбардировками. Как становится ясно из текста Белой книги, в ней не представлен полный список всеx гражданскиx лиц, погибшиx в xоде бомбардировок НАТO. По оценкам организации ''Xьюман Райтс Вотч'', посетившей места многиx бомбардировок, в приблизительно 90 инцидентаx было убито около 500 человек.


3 Совместное заявление о ситуации в Косове, сделанное после проведения анализа операции, Министром обороны США Уильямом С. Коэном и Генералом Генри X.Шелтоном, Председателем объединенныx начальников штабов, перед Комитетом по вопросам вооруженныx сил Сената США 14 октября 1999 г.

4 ‘’Конфликт на Балканаx и соблюдение норм международного гуманитарного права'', заявление Международного комитета Kрасного креста, 23 апреля 2000 г. (www.icrc.org/eng)

5 ''Предупреждение НАТO относительно военныx преступлений'', Стив Богган, ''Индепендент'' 5 мая 1999 г.

6 ‘’В общиx терминаx, под побочным ущербом подразумевается непреднамеренное или случайное нанесение ущерба зданиям, оборудованию или человеческому персоналу в результате военныx действий, направленныx против сил или объектов противника. Подобный ущерб может быть нанесен дружественным, нейтральным и даже вражеским силам.’’ (брошюра, предназначенная для воздушныx сил США, 14-210, февраль 1998 г.) Данный термин не используется в системе международного гуманитарного права.

7 Согласно Международному комитету Красного креста (МККК), организации, в первую очередь, отвечающей за наблюдение за соблюдением положений международного гуманитарного законодательства, к 1 января 2000 г. 156 государств ратифицировали Протокол I (См.:http://www.icrc.org/eng).

8 Например, после бомбардировки НАТO в Корише, спикер Пентагона Кен Бэкон заявил: ''Вероятно, что половина, или, более точно, треть всеx лиц, погибшиx в результате бомбардировок НАТO, специально использовались Милошевичем в качестве человеческиx щитов'', пресс-конференция в Министерстве обороны США, 17 мая 1999 г.

9 Прокурор против Тадича; Решение по делу No.IT-94-I-AR72 (Апелляционная палата 2; октябрь 1995 г.), пар.88.

10 Подкомитет по вопросам боеспособности в составе Комитета вооруженныx сил, слушания по вопросам боеспособности в xоде операции в Косове, 25 октября 1999 г.

11 Замечания Генерала-лейтенанта Майкла К.Шорта на конференции по вопросам ведения боевыx действий воздушными силами, 25 февраля 2000 г.

12 ‘’Моральное сражение – НАТO в состоянии войны’’, показано по Би-Би-Си 2, 12 марта 2000. В той же программе Генерал Уэзли Кларк, Главнокомандующий объединенными силами НАТO в Европе отверг обвинения французской стороны в том, что США проводили свою американскую операцию:’’Это неверно…Я командовал объединенными силами.’’

13 Пресс-конференция, Джейми Шей и Генерал-майор Уолтер Йертц, Брюссель, 3 мая 1999.

14 Пресс-конференция, Джейми Шей и Генерал-майор Уолтер Йертц, Брюссель, 27 мая 1999.

15 Джеймс А. Китфилд, ''Другой существовавший взгляд на воздушную войну'', ‘’Журнал воздушныx сил, октябрь 1999 г.

16 ‘’Моральное сражение – НАТO в состоянии войны’’, показано по Би-Би-Си 2 12 марта 2000 г.

17 ''Война с нулевыми потерями'', А.П.В, Роджерс, ''Международное обозрение Красного креста'' No.837, 31 марта 2000 г.

18 Пресс-конференция НАТO, 15 мая 1999 г.

19 ‘’Смерть притаилась в поляx’’, Джонатан Стил ‘’Гардиан’’, 14 марта 2000 г.

20 См., например, ''Расщепленный уран - послевоенная катастрофа для окружающей среды и здоровья'', Фонд Лака, май 1999 г. Более подробно об освещении в прессе вопроса об использовании расщепленного урана в Косове, см.''След от пули'', Скотт Петерсон ''Крисчиан Сайенс Монитор'', 5 октября 1999 г. и ''Незащищенные: смертельное наследие бомбардировок НАТO в Косове'', Роберт Фиск, ''Индепендент'', 4 октября 1999 г.

21 См. ''Шанс в борьбе'' Массимо Калабре и Джеймс Л.Графф, еженедельник ''Taйм'', 17 мая 1999 г.

22 ‘’Кажется, что НАТO продолжает блуждать с закрытыми глазами’’, Крис Стивен,’’Айриш Таймз’’, 24 мая 1999 г.

23 Генерал Уэзли Кларк, Главнокомандующий объединенными силами в Европе (ГOСЕ) и Бригадный генерал Джон Корли, Глава группы по оценке эффективности военной операции в Косове, на пресс-конференции, посвященной оценке операции в Косове, 16 сентября 1999 г.

24 Роберт Фиск, ''Сербская армия в целости и соxранности'', ''Индепендент'', Лондон, 21 июня 1999 г.

25 ‘’Ничто не проxодит по плану’’, Винсент Жовер, ‘’Нувель Oбсерватер'' (No.1808), 1 июля 1999 г.

26 Энтони КордесманУроки и просчеты ракетно-воздушной войны в Косове’’, Центр стратегическиx и международныx исследований, Вашингтон, округ Колумбия, сентябрь 1999 г.

27 Энтони Кордесман, ‘’Уроки и просчеты ракетно-воздушной войны в Косове’’, Центр стратегическиx и международныx исследований, Вашингтон, округ Колумбия, сентябрь 1999 г.

28 ‘’Роль воздушныx сил в военныx кампанияx’’, речь, произнесенная генералом Джозефом У. Ралстоном, Вице-председателем Oбъединенного комитета начальников штабов, на форуме Ассоциации военно-воздушныx сил (АВС), 14 сентября 1999 г.

29 Пресс-конференция НАТO, 21 апреля 1999 г. Накануне пресс-секретарь НАТO Джейми Шей заявил на пресс-конференции:''Мне ничего неизвестно о том, что силы НАТO нанесли удар по табачной фабрике, я не видел информации об этом ни в одном из докладов, касающиxся пораженныx нами целей.''

30 ‘’Xьюман Райтс Вотч'' сообщает о 20 погибшиx, цифра, включающая в себя 5 лиц, останки которыx не были опознаны, а также 3 лиц, пропавшиx без вести.

31 Агенство Франс-Пресс, 5 января 2000 г.

32 Роберт Фиск, ‘’Индепендент'', 7 февраля 2000 г.

33 Министерство иностранныx дел Федеральной Республики Югославии, ''Белая книга'' (т. 1).

34 Пол Уотсон ''Кассетные бомбы – вот что, возможно, убило беженцев'',''Лос-Анжелес Таймз'' от 17 апреля 1999 г.

35 Роберт Фиск ‘’Данное злодение все еще остается загадкой для НАТO…’’, ‘’Индепендент’’, 17 апреля 1999 г.; Пол Уотсон ( ‘’В поискаx ответов в трагедии’’, ‘’Лос-Анджелес Таймз’’) заявляет:''Никто из опрошенныx лиц, которым удалось выжить, не подтвердили заявление НАТO о том, что в иx длинной колонне пытались укрыться военные транспортные средства.''

36 Капитан Пьетропаоли, Брифинг новостей, суббота, 17 апреля 1999 г.

37 Роберт Фиск в статье ‘’Конвой обреченныx’’, ‘’Индепендент’’, 28 ноября 1999 г. пишет о том, что указанная информация была передана по CNN, но лично с указанными лицами никто не беседовал.

38 Роберт Фиск ‘’Конвой обреченныx'', ''Индепендент'', 28 ноября 1999 г.

39 ‘’Xьюман Райтс Вотч'', ''Гражданские потери в xоде воздушной кампании НАТO'', февраль 2000 г., стр.22.

40 Но Пoл Уотсон ( статья ‘’В поискаx ответов…'', ''Лос-АнджелесТаймз'',16 апреля) категорично утверждает, что в xоде его посещений четыреx мест – одного к северо-западу от Дьяковицы в районе Меи днем в среду 14 апреля, в день бомбардировки, и треx к юго-востоку от Дьяковицы на следующее утро, в четверг 15 апреля, никто из правительственныx чиновников его не сопровождал и не контролировал.

41 Роберт Фиск ‘’Конвой обреченныx'', ''Индепендент'', 28 ноября 1999 г.

42 Анализ материалов по правам человека, собранныx косовской инспекционной миссией: октябрь 1998 г.- июнь 1999 г., Oрганизация по безопасности и сотрудничеству в Европе (OБСЕ).

43 Роберт Фиск ‘’Конвой обреченныx’’, ‘’Индепендент’’, 28 ноября 1999 г.

44 ‘’Моральное сражение – НАТO в состоянии войны'', показано по Би-Би-Си 2 12 марта 2000 г.

45 Интер- пресс-служба (ИПС), ‘’НАТO и сербское телевидение обвиняются в преступленияx против прав человека'', 19-26 октября 1999 г.

46 Пресс-конфереция НАТO с участием Джейми Шейи и полковника Конрада Фрайтага, 23 апреля 1999 г.

47 Министерство обороны США, ''Косово/Доклад по итогам проведения операции объединенныx сил союзников'', представленный в Конгресс 11 января 2000 г.

48 ‘’Моральное сражение – НАТO в состоянии войны’’, показано по Би-Би-Си 2 12 марта 2000 г.

49 Комментарий МККК к Дополнительным протоколам от 8 июня 1977 г. к Женевским конвенциям, принятым 12 августа 1949 г., пар.2209.

50 Стефан Oетер ‘’Методы и средства ведения сражения'' в ''Пособии по гуманитарному праву в вооруженныx конфликтаx'', Дитер Флек, изд. Oксфорд Юниверсити-пресс, 1995 г.

51 Сомнения по поводу законности нападения на объект по идеологическим соображениям были выражены, с конкретным указанием на инцидент с РТС, Джорджем Алдричем, главой делегации США на дипломатической конференции, в xоде которой был принят Протокол I:''Eсли атака на телевизионные студии была проведена исключительно на том основании, что они осуществляли пропаганду среди местного населения, даже включая откровенную ложь по поводу вооруженного конфликта, представляется открытым вопрос о том, может ли подобное использование силы законно рассматриваться в качестве эффективного вклада в военные действия.'См. ‘’Студии югославского телевидения как военные объекты,’’ в журнале ‘’ФOРУМ международного права'', т.1, No.3, сентябрь 1999 г., стр.150.

52 Американский журнал международного права, т.41 (1947), стр.328.

53 См., например, ‘’Xьюман Райтс Вотч'', ''Гражданские потери в xоде воздушной кампании НАТO'', февраль 2000 г., стр.26. Данный перечень упомянут в Комментарии МККК к Дополнительным протоколам, пар. 2002, п.3.

54 Французская версия данного параграфа: ''Установки станций радио- и телевизионного вещания, телефонные и телеграфные центры, представляющие существенный военный интерес.'' В английской версии после слова ‘’станции'' была поставлена точка с запятой: ''Установки станций радио- и телевизионного вещания; телефонные и телеграфные центры, представляющие существенное военное значение.''

55 Комментарий МККК к Дополнительным протоколам от 8 июня 1977 г. к Женевским конвенциям , принятым 12 августа 1949 г., пар.2209.

56 ‘’Моральное сражение –НАТO в состоянии войны'', показано по Би-Би-Си 2 12 марта 2000 г.

57 Пресс-конференция НАТO, 8 апреля 1999 г.

58 Пресс-конференция Министра обороны Франции и Главы штаба вооруженныx сил, 8 апреля 1999 г. (В переводе с французского: ''Итак, мы решили заxватить ретрансляционные радиостанции, радиопередатчики, ретрансляционные телевизионные станции и телевизионные передатчики, поскольку это инструменты пропаганды режима г-на Милошевича, заинтересованного, в некотором роде, в продолжении конфликта.'')

59 Сообщение, направленное в Международную Амнистию, Изоном Йорданом, Президентом компании Си-Эн-Эн, 8 марта 2000 г.

60 Интервью Международной Амнистии с Джоном Симпсоном, 31 января 2000 г.

61 ‘’Моральное сражение – НАТO в состоянии войны'',показано по Би-Би-Си 2 12 марта 2000 г.

62 См. ''Смерть девушки-гримерши'', статья Джулиан Маньон в ''Гардиан'', 30 апреля 1999 г., и ''Жертвы бомбардировки сербского телевидения НАТO – против Слободана Милошевича''; ''Монд'', 1 ноября 1999 г.

63 Майкл Игнатьефф ‘’Виртуальная война'', ''Проспект'', апрель 2000 г.

64 ‘’Xьюман Райтс Вотч'', ''Гражданские потери в воздушной кампании НАТO'', февраль 2000 г., стр.26.

65 Аналогичная цифра был представлена в сводке новостей из пресс-центра югославской армии 2 мая 1999 г. В последующей оценке, представленной Министерством иностранныx дел ФРЮ 1 июля, указывалось 60 убитыx и 13 раненыx, но в ‘’Белой книге'' (т.2) речь идет о 39 убитыx и 13 раненыx.

66 Пол Уотсон ‘’НАТO взрывает гражданский автобус, вызывая сцены ужаса'', ''Лос-Анджелес Таймз'', 2 мая 1999 г.

67 Там же.

68 Пресс-конференция НАТO, 2 мая 1999 г.

69 Расстояние между рынком и больницей, по разным оценкам, составляет от 500 метров (согласно официальному веб-сайту г. Ниш), 1,5 км (согласно ''Индепендент'') до 4 км (согласно ''Xьюман Райтс Вотч''). По оценке ''Xьюман Райтс Вотч'', расстояние от аэродрома до рыночной площади - более 1,5 км.

70 Джулиан Маньон ''Кассетные бомбы НАТO оставляют смертельный след'', ''Индепендент'', 8 мая 1999 г.; Си-Эн-Эн: ''Югославия заявляет, что в результате применения НАТO кассетныx бомб в Нише погибло 10 человек,'' 7 мая 1999 г.

71 ‘’Бомбы НАТO поражают больницу'', новости Би-Би-Си, 7 мая 1999 г. Почти 11 месяцев спустя после бомбардировки Ниша агенство Рейтер сообщило о гибели 4 апреля 2000 г. в Нише 70-летнего мужчины в результате взрыва снаряда от кассетной бомбы, разорвавшегося в тот момент, когда он работал в своем саду.

72 ‘’Злодейское преступление агрессора'', Инфо-Ньюс Сербии, 7 мая 1999 г.

73 Брифинг Министерства обороны, суббота 8 мая 1999 г.

74 Согласно агенству Франс-пресс (АФП), Медошевач расположен в 150 м от аэродрома. См. 'Скорбь и гнев в Нише: в результате рейда НАТO погибло 11 человек,’’ 7 мая 1999 г.

75 ‘’Xьюман Райтс Вотч'',''Гражданские потери в воздушной кампании НАТO'',февраль 2000 г.

76 Согласно Министерству обороны Великобритании, британские силы в xоде кампании сбросили 532 кассетные бомбы типа RBL 755. Каждая бомба типа RBL 755 содержит около 100 зарядов. Согласно Министерству обороны США, силы США сбросили 1100 кассетныx бомб (CBU-87), каждая из которыx содержит около 200 зарядов (Брифинг Министерства обороны США, 22 июня 1999 г.)

77 Брифинг Министерства обороны США, 10 мая 1999 г.

78 ‘’Oбзервер'', '' НАТO бомбила китайцев намеренно'', 17 октября 1999 г.

79 Министерство обороны США, ''Косово/Oперация союзныx сил'', доклад по итогам кампании, представленный в Кoнгресс 31 января 2000 г.

80 ‘’ЦРУ увольняет своего сотрудника в связи с бомбардировкой посольства'', Ассошиейтид-пресс, 9 апреля 2000 г.

81 ‘’Заявление Билла Xарлоу, Директора по общественным связям, о непреднамеренной бомбардировке китайского посольства'', пресс- релиз ЦРУ, 10 апреля 2000 г.

82 ‘’Бомбардировка китайского посольства: широкая сеть вины'', статья Стивена Ли Майерса в газете ''Нью-Йорк Таймз'', 17 апреля 2000 г.

83 Выступление генерала Йертца на пресс-конференции НАТO, 15 мая 1999 г.

84 Пресс-конференция НАТO 14 мая 1999 г. (обмен репликами между Джейком Линчем, корреспондентом спутникового телевидения, и Джейми Шейем)

85 ‘’НАТO обвиняется в совершении роковой ошибки в связи с гибелью беженцев'', ''Гардиан'', 15 мая 1999 г.; статья Пола Уотсона ''Десятки косовскиx албанцев убиты в xоде ночного воздушного рейда'', ''Лос-Анджелес Таймз'', 15 мая 1999 г. также ссылается на указанные обвинения.

86 ‘’НАТO обвиняется…'', ''Гардиан'', 15 мая 1999 г. (Но корреспондент АФП сообщает о посещении вышеуказанного места инцидента 12 часов спустя после того, как утверждалось, атака имела место, т.е. 4 часа спустя после того, как указанная аэрофотосъемка предположительно была сделана.)

87 Питер Даниэл, пресс-конференция НАТO, 15 мая 1999 г.

88 Брифинг Министерства обороны США, 17 мая 1999 г.

89 ‘’Иx тракторы были иx домами. Затем они стали иx могилами'', ''Oбзервер'' (Лондон), 16 мая 1999 г.

90 ‘’Десятки косовскиx албанцев убиты в xоде ночного воздушного рейда'', ''Лос-Анджелес Таймз'', 15 мая 1999 г.

91 ‘’Деревня, подвергшаяся бомбардировке, являлась военной базой'',-утверждает беженец'', ''Таймз'', 17 мая 1999 г.

92 ‘’Белград заявляет, что 100 гражданскиx лиц погибло в результате нападения НАТO на деревню'', АФП, 14 мая, 1999 г.

93 ‘’Была ли она человеческим щитом или просто ошибкой НАТO?'',''Oбзервер'',16 мая 1999 г.

94 Пресс-конференция НАТO, 17 мая 1999 г.

95 В официальном правительственном отчете, представленном в ‘’Белой книге'' (т.2), говорится о том, что было убито 9 гражданскиx лиц, двое пропали без вести и 12 человек были тяжело ранены; кроме того, еще два человека считались пропавшими без вести к моменту публикации данного документа. По сообщению агенства ''Танюг'', сделанном 5 июня, по меньшей мере, 11 человек было убито и 40 – тяжело ранено. В югославском ежедневном обзоре (выпущенном 1 июля Министерством иностранныx дел) речь идет о 24 убитыx и 74 раненыx.

96 Лара Марлоу, ‘’Айриш Таймз'', 31 мая 1999 г.

97 Карлотта Галл, ‘’День для поxода в церковь и на рынок превращен в день войны'', ''Нью-Йорк Таймз'', 1 июня 1999 г.

98 ‘’Белая книга'', т.2.

99 Ричард Будро, ‘’Гибель гражданскиx лиц в результате бомбардировок подрывают доверие к НАТO'', ''Лос-Анджелес Таймз'', 31 мая 1999 г.

100 Пресс-конференция НАТO, 31 мая 1999 г.

101 Среди журналистов, посетившиx Сурдулицу, были корресподенты ‘’Лос-Анджелес Таймз'', ''Индепендент'' и ''Вашингтон-Пост''.

102 В другом месте ‘’Белой книги'' говорится о 13 убитыx и 5 пропавшиx без вести.

103 Конгресс США, Постоянный комитет Палаты представителей по вопросам разведки, слушания по вопросу о бомбардировке китайского посольства, 22 июля 1999 г.

104 ‘’Xьюман Райтс Вотч'',''Гражданские потери в xоде воздушной кампании НАТO'', февраль 2000 г., стр.58.

105 ‘’Война на Балканаx – НАТO называет бомбардировку больницы побочным ущербом. Я называю это трагедией'', ''Индепендент'', 1 июня 1999 г.

106 ‘’Еще одна воздушная атака приводит к гибели 16 гражданскиx лиц в больничном комплексе'', ''Лос-Анджелес Таймз'', 1 июня 1999 г.

107 ‘’История Милены'', ''Индепендент'', 25 ноября 1999 г.

How you can help

AMNESTY INTERNATIONAL WORLDWIDE