Document - Kazakhstan: Progress and nature of official investigations called into question 100 days after violent clashes between police and protesters in Zhanaozen

КАЗАХСТАН: ХОД И ХАРАКТЕР ОФИЦИАЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ СТАВЯТСЯ ПОД СОМНЕНИЕ СПУСТЯ 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ СТОЛКНОВЕНИЙ МЕЖДУ ПОЛИЦИЕЙ И МАНИФЕСТАНТАМИ

AMNESTY INTERNATIONAL

ЗАЯВЛЕНИЕ

21 марта 2012

AI Index: EUR 57/001/2012

Казахстан: спустя 100 дней после столкновений между полицией и манифестантами адекватность и результативность официальных расследований вызывает сомнения

24 марта исполнится ровно сто дней с тех пор, как в городе нефтяников Жанаозене на юго-западе Казахстана манифестанты и полиция вступили в жёсткое противостояние – худшее за всю новейшую историю страны. Тогда погибли не менее 15 человек, а десятки получили ранения.

Amnesty International обеспокоена тем, что для разгона протестующих в ходе столкновений была применена чрезмерная сила, и что расследования по фактам применения оружия против демонстрантов велись неадекватно. Неоднократно поступали сообщения о том, что после подавления беспорядков к лицам, задержанным после этих событий, широко применялись пытки и жестокое обращение. Расследования этих утверждений — по состоянию на сегодняшний день — не производят впечатления достаточно тщательных и беспристрастных. Кроме того, организация озабочена сообщениями об арестах и задержаниях профсоюзных работников и представителей политической оппозиции в связи с событиями в Жанаозене и опасается, что их могут предать несправедливому суду.

Amnesty International обращается к властям Казахстана с тем, чтобы выразить обеспокоенность некоторыми вопросами, которые, по мнению организации, не были в полной мере затронуты и изучены в ходе официального расследования столкновений между демонстрантами и полицией 16 и 17 декабря 2011 года. В их числе такие аспекты расследования, как применение полицией оружия для разгона толпы 16 и 17 декабря 2011 года; гибель и ранение людей в результате применения силы со смертельным исходом; задержание сотен человек непосредственно после подавления беспорядков (во многих случаях, по сообщениям, произвольно); многочисленные сообщения о пытках и других видах жестокого обращения с задержанными под стражей.

Amnesty International, безусловно, приветствует неоднократные заявления властей о намерении провести справедливое и прозрачное расследование всех утверждений о нарушениях прав человека, совершённых в Жанаозене, включая злоупотребления со стороны силовых органов. Организация, тем не менее, опасается, что на практике казахстанские власти могут отступить от международных норм, предъявляемых к тщательному, беспристрастному и независимому расследованию, и в итоге не все пострадавшие увидят торжество правосудия. За последние два десятилетия власти Казахстана много раз заявляли о приверженности соблюдению обязательств, взятых на себя в рамках международного права в области прав человека. Тем не менее, реальные факты доказывают, что расследования по делам о нарушениях прав человека со стороны силовых структур в Казахстане осуществляются крайне неэффективно, а предполагаемые виновники зачастую уходят от ответственности.

В последний раз Amnesty International обращалась к казахстанским властям на эту тему в июле 2011 года, выразив озабоченность в связи с методами, применяемыми силовыми структурами в отношении участников забастовок нефтяников в Мангистауской области, начиная с мая 2011 года. По мнению организации, эти методы носили несоразмерный характер, шли вразрез с нормами действующего законодательства и международными обязательствами государства и лишь усилили напряжённость в регионе. Особую обеспокоенность организации вызвала неспособность властей обеспечить немедленное, тщательное и беспристрастное расследование нарушений, совершённых силовыми органами, что усугубило недовольство рабочих, их родных и сторонников, и потенциально могло способствовать эскалации насилия.

Помимо прочего, Amnesty International серьёзно обеспокоена арестами представителей политической оппозиции и бастующих нефтяников в Мангистауской области, обвиняемых, соответственно, в разжигании социальной розни и организации массовых выступлений и общественных беспорядков в связи с событиями в Жанаозене. Похоже, их подвергли преследованию за то, что они оказывали поддержку нефтяникам на протяжении нескольких месяцев вплоть до событий 16 декабря 2011 года, а также за то, что они предали огласке свои опасения и требования как в Казахстане, так и за рубежом. Учитывая количество предвзятых выпадов со стороны должностных лиц в адрес задержанных, нарушения уголовно-процессуальных норм при расследовании их дел, а также тот факт, что Казахстан уже много лет систематически демонстрирует неуважение и несоблюдение гарантий справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, организация сомневается в том, что обвиняемым в совершении уголовно-наказуемых деяний в Жанаозене будет обеспечен справедливый и беспристрастный суд.

Применение силы со смертельным исходом сотрудниками силовых органов в ходе столкновений с манифестантами в Жанаозене

16 декабря 2011 года в Жанаозене, на последнем этапе подготовки официального празднования 20-й годовщины независимости Казахстана, группа молодых мужчин и нефтяников, бастующих с мая 2011 года, разрушили праздничные декорации на центральной городской площади и, по сообщениям, напали на полицейских и представителей местной администрации, причём некоторые — с камнями и палками. В ответ, как свидетельствуют очевидцы, некоторые полицейские произвели предупредительные выстрелы в воздух, однако другие открыли стрельбу прямо по скоплению людей на площади, среди которых были женщины и дети, пришедшие на праздник. На кадрах любительской видеосъемки отчётливо видно, как сотрудники силовых ведомств целятся и стреляют по убегающим манифестантам, а затем избивают упавших раненых. По официальной статистике, не менее 14 человек были убиты, десятки получили тяжёлые травмы, у 64 человек были зафиксированы пулевые ранения. Ещё один человек был убит 17 декабря во время отдельной акции протеста в селе Шетпе при разгоне силовиками людей, перекрывших железнодорожные пути. По оценкам других источников, количество убитых минимум втрое превышает официальную статистику. По заявлению властей, в городе были сожжены и разрушены 42 строения, включая здание городской администрации, а также большое количество транспортных средств, включая полицейские машины и автобусы, которые поджигали манифестанты.

Центральные власти отреагировали на столкновения между манифестантами и полицией не только быстро, но и, по свидетельству многих очевидцев, крайне грубо. В рамках чрезвычайного положения все средства сообщения с городом были временно заблокированы, что отрезало город от остальной части страны и мира в целом. Туда были введены войска особого назначения и направлена специальная комиссия для расследования актов насилия. Власти задержали сотни участников протестов – реальных и подозреваемых, а также нефтяников, причём во многих случаях, по сообщениям, произвольно. Людей удерживали под стражей в полиции в суровых условиях. После подавления беспорядков начали поступать сообщения о том, что многих задержанных пытают и подвергают жестокому обращению, принуждая сознаться в организации или участии в столкновениях. Власти отрицали подобные факты, а независимые наблюдатели не могли их проверить, поскольку доступ в Жанаозен и, соответственно, ко всем местам содержания под стражей находился под жёстким контролем.

В связи с чрезвычайным положением большинство журналистов и правозащитников из других районов Казахстана, а равно из других стран, практически не могли попасть в город. Свобода передвижения тех, кто находился в Жанаозене, была ограничена. Поступали сообщения о том, что сотрудники силовых ведомств всячески препятствуют журналистам освещать события в городе.

Amnesty International признаёт, что у правительств есть право и обязанность обеспечивать охрану правопорядка и защищать жизнь и здоровье своих граждан, однако напоминает казахстанским властям, что в своих действиях они должны руководствоваться международными правовыми нормами в области прав человека и гарантировать соблюдение силовыми структурами, как минимум, Основных принципов применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, разработанных ООН. В соответствии с Основными принципами должностные лица по поддержанию правопорядка могут применить силу, приводящую к смерти, лишь в исключительном случае и крайне ограниченно. Кроме того, прежде чем применить силу или оружие со смертельным исходом, они должны испробовать все имеющиеся ненасильственные методы. В данном случае, обеспокоенность Amnesty International вызывают сообщения о том, что в распоряжении силовых ведомств Жанаозена отсутствовали нелетальные средства сдерживания толпы. Беспокойство также вызывают сообщения о том, что сотрудники силовых ведомств не имели специальной подготовки и письменных инструкций по применению ненасильственных и соразмерных методов сдерживания для обеспечения правопорядка в ходе манифестаций и забастовок, хотя подобные мероприятия при участии нефтяников, их родных и сочувствующих проходили вот уже несколько месяцев.

Президент Нурсултан Назарбаев, посетивший город 22 декабря, возложил вину на «хулиганов», воспользовавшихся недовольством и гневом бастующих рабочих с тем, чтобы грабить и уничтожать общественную и частную собственность. По заявлению президента, силовые ведомства действовали строго в рамках закона. Однако несколько дней спустя, после того как частные лица выложили в социальные сети новые видеозаписи с места событий, Генеральный прокурор публично признал факт несоразмерного применения огнестрельного оружия некоторыми сотрудниками полиции, и Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по факту превышения силы силовыми ведомствами, повлекшей смерть людей. В конце января 2012 года четырём старшим офицерам полиции Мангистауской области были предъявлены обвинения в превышении полномочий в части применения огнестрельного оружия. Некоторых их них, по заявлению Генеральной прокуратуры, удалось опознать по видеозаписям.

Amnesty International разделяет опасения многих международных и местных правозащитных организаций о том, что по проведении расследования по факту превышения силы и четырнадцати официально зарегистрированных смертельных исходов власти могут ограничиться арестом этих четырёх полицейских. Однако количество убитых и пострадавших от огнестрельных ранений указывает на то, что в стрельбе по манифестантам приняло участие гораздо большее число полицейских. Присоединяясь к международному и местному сообществу, организация призывает власти продолжить расследование по делу о несоразмерном применении силы со смертельным исходом сотрудниками силовых ведомств 16 и 17 декабря, а также принять все меры к тому, чтобы оно соответствовало международным стандартам и проводилось самым тщательным, беспристрастным, прозрачным и эффективным образом с целью установления обстоятельств и ответственности по каждому делу об убийстве и причинении телесных повреждений. Следствие, кроме того, должно изучить утверждения о гибели людей и травмах, которые не были зафиксированы официально, с тем, чтобы установить истинное число погибших и пострадавших.

Утверждения о пытках и жестоком обращении в связи с волной массовых задержаний

В декабре 2011 года Генеральная прокуратура заявила о том, что 16 человек были арестованы по обвинению в организации беспорядков и ещё около 130 задержаны за участие в массовых протестах. Тем не менее, многочисленные очевидцы утверждают, что задержанных было гораздо больше. По некоторым источникам, в списках, вывешенных в центральном отделе полиции Жанаозена, насчитывалось не менее 700 человек, задержанных в связи с беспорядками. Большинство задержанных освободили спустя несколько дней.

Некоторые бывшие задержанные и родственники задержанных утверждали, что в тесные полицейские камеры согнали вместе десятки людей, в том числе молодых женщин, и удерживали их без права общения с внешним миром. По их словам, задержанных раздевали донага, избивали руками и ногами, обливали холодной водой. Журналисты, находившиеся в Жанаозене, сообщали, что слышали крики, раздающиеся из помещений для допросов в полиции. К сожалению, не имея доступа, независимые наблюдатели не смогли проверить эти заявления. Даже в тех случаях, когда спустя неделю после указанных событий власти разрешили общественным наблюдателям присоединиться к официальной следственной комиссии, посещения мест лишения свободы в Жанаозене планировались заранее и проходили под строгим контролем властей; разговаривать с задержанными с глазу на глаз запрещалось. Утверждается, что как минимум один мужчина скончался в результате пыток под стражей в полиции.

Amnesty International уже давно обеспокоена тем, что в Казахстане не гарантируется проведение своевременного, тщательного и беспристрастного расследования утверждений о пытках и других видах жесткого обращения, к которым причастны силовые ведомства. Специальных докладчик ООН по вопросу о пытках, Комитет ООН против пыток и Комитет ООН по правам человека неоднократно призывали казахстанские власти соблюдать свои обязательства в области защиты прав человека, а равно принять меры к тому, чтобы все заявления о пытках и жестоком обращении безотлагательно тщательно и беспристрастно расследовались. С момента подавления беспорядков 16 и 17 декабря 2011 года прошло уже три месяца, однако ни один виновный в применении пыток под стражей в полиции до сих пор не привлечён к уголовной ответственности. По мнению Amnesty International, учитывая огромное число утверждений о применении сотрудниками силовых ведомств пыток, прозвучавших после подавления беспорядков в Жанаозене, власти Казахстана обязаны гарантировать проведение подлинно независимого и беспристрастного расследования и сделать это в кратчайшие сроки, полностью прозрачно.

Сомнения в справедливости судебных процессов

В начале марта 2012 года губернатор Мангистауской области объявил о том, что не менее 37 человек, задержанных в Жанаозене в декабре 2011 года, предстанут перед судом по обвинениям в причастности к столкновениям; семеро из них обвиняются в организации беспорядков. Судебный процесс должен начаться 27 марта 2012 года.

Кроме того, в январе 2012 года власти задержали трёх активистов политической оппозиции из Алматы и предъявили им обвинения в «разжигании социальной розни» и «дестабилизации ситуации в области» в связи с событиями в Жанаозене.

Amnesty International опасается, что предвзятые высказывания в адрес всех обвиняемых в связи с событиями в Жанаозене, а также многочисленные процессуальные нарушения, такие как ограничение разрешённых по закону визитов родственников, лишат их возможности воспользоваться правом на справедливый суд в соответствии с международными стандартами справедливого отправления правосудия. Адвокаты, занимающиеся делами тех, кто находится под стражей в КНБ, вынуждены были дать подписку о неразглашении, запрещающую им сообщать какую-либо информацию об уголовном расследовании по делу их клиентов.

Организация также обеспокоена тем, что профсоюзных работников и активистов политической оппозиции, которые ездили за границу на совещания по ситуации в Мангистауской области с государственными органами других стран и представителями иностранных правительств, могут привлечь к уголовной ответственности за «причинение ущерба имиджу Казахстана за границей» в соответствии с новым законом о национальной безопасности, вступившим в силу 6 января 2012 года. Могут привлечь к уголовной ответственности и тех, кто распространял литературу и стремился обратить внимание казахстанского общества на вопросы, вызвавшие недовольство бастовавших рабочих, ― им могут предъявить обвинения в соответствии с положением закона об общественной безопасности, предусматривающим наказание за «влияние на сознание общества и отдельных лиц» посредством распространения «искажённой» или «недостоверной» информации «в ущерб национальной безопасности».

По данным «Хьюман Райтс Вотч» и других источников, пристально наблюдавших за ситуацией в Мангистауской области с начала забастовок в мае 2011 года, не менее трёх человек, которым предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков по статье 241, часть 1 Уголовного кодекса Казахстана, и которые в конце марта должны предстать перед судом, являются нефтяниками и профсоюзными активистами, принимавшими участие в забастовках и выступавшими от имени остальных недовольных. Эти трое ― Талгат Сактаганов, Роза Тулетаева и Максат Досмагамбетов. Талгат Сактаганов и Максат Досмагамбетов выезжали за границу, чтобы выступать перед международными и межправительственными организациями, включая ОБСЕ и ЕС, на тему об ухудшении и без того отчаянного положения бастующих нефтяников на протяжении нескольких месяцев до декабря 2011 года. Роза Тулетаева представляла интересы бастовавших в СМИ, а также в ходе контактов с международными организациями, посещавшими Мангистаускую область. Правозащитники и сторонники трёх задержанных активистов опасаются, что их наказывают за то, что они на законном основании пользовались своим правом на свободу собраний, свободу объединений и свободу слова. Amnesty International также обеспокоена тем, что возможность видеться с адвокатами и родственниками им ограничивают.

6 января 2012 года Айжангуль Амирова, член оппозиционного политического движения «Народный фронт», была задержана в аэропорту Актау по уголовным обвинениям в «разжигании социальной розни» по статье 164 Уголовного кодекса Казахстана. Власти обвинили её в том, что она поддерживала и провоцировала забастовки нефтяников и распространяла среди рабочих ― совместно с Владимиром Козловым ― листовки и литературу, которые «разжигали социальную рознь» и привели к декабрьским беспорядкам. Некоторая часть этой литературы, судя по всему, представляла собой декларацию солидарности с бастующими рабочими от имени проживающего в изгнании оппозиционного лидера Мухтара Аблязова, которого власти обвинили в попытке подорвать конституционный порядок. Силовики провели обыск в офисе «Народного фронта» в Актау, а затем доставили Амирову в Жанаозен. Они также обыскали квартиру её семьи в Жанаозене в отсутствие жильцов. Айжангуль Амирова родом из Жанаозена, но проживает в Алматы. Она активно участвовала в наблюдении за ситуацией с забастовками нефтяников, в организации их поддержки, а также в ряде акций, и стремилась привлечь общественное внимание к сложившейся ситуации. Однако 16 декабря 2011 года она находилась в городе Алматы. Её оставили под стражей 16 января, и теперь она находится в изоляторе Комитета национальной безопасности (КНБ) в Жанаозене. Ещё одного члена «Народного фронта» — Серика Сапаргали —сотрудники КНБ задержали в Алматы 23 января. Ему предъявили те же обвинения.

Кроме того, 23 января сотрудники КНБ задержали Владимира Козлова (лидера незарегистрированной оппозиционной партии «Алга») у него дома в Алматы. Ему предъявлены те же обвинения ― в «разжигании социальной розни» ― за участие в тех же действиях, в которых участвовали Айжангуль Амирова и Серик Сапаргали. Сотрудники КНБ также провели обыски в офисе партии «Алга» в Алматы, дома у Владимира Козлова и ещё у нескольких членов партии. Владимир Козлов тоже посещал Жанаозен в январе 2012 года в составе независимой общественной наблюдательной группы, чтобы попытаться расследовать утверждения о пытках и других видах жестокого обращения под стражей в полиции, а затем выезжал за границу, чтобы сообщить о результатах поездки Европейскому Парламенту. Девятнадцатого марта суд в Алматы постановил на месяц продлить срок предварительного заключения Владимира Козлова и Серика Сапаргали. Оба они находятся под стражей в КНБ, возможности для общения с адвокатами и родственниками у них весьма ограниченные. На судебном заседании, проходившем в открытом режиме, председательствующий судья официально подтвердил, что КНБ обвиняет их, среди прочего, в распространении в составе организованной группы материалов, разжигающих социальную рознь.

25 января Генеральная прокуратура опубликовала заявление, в котором говорилось, что «одной из причин массовых беспорядков являлись активные действия отдельных лиц по склонению уволенных рабочих к продолжению акций протеста и ж ё сткому противостоянию властям». В заявлении Владимир Козлов и Айжангуль Амирова упоминались в числе тех, кто несёт ответственность за «разжигание социальной розни». Высокопоставленный политический советник президента Назарбаева также выступал с публичными заявлениями, в которых связывал имя Владимира Козлова с беспорядками в Жанаозене.

Amnesty International обеспокоена тем, что подобные заявления высокопоставленных должностных лиц, попирающие презумпцию невиновности и высказываемые до предстоящего судебного процесса, являются симптомами глубокой и системной неспособности представителей власти в Казахстане гарантировать защиту и соблюдение права всех лиц, обвиняемых в совершении уголовного преступления, на справедливый суд в соответствии с обязательствами государства, предусмотренными Международным пактом о гражданских и политических правах. Это ещё больше подрывает правопорядок, права человека и права потерпевших на истинное правосудие.

Краткая справка

Тысячи нефтяников в Мангистауской области на юго-западе Казахстана провели серию забастовок и публичных акций протеста, начиная с мая 2011 года. Причиной послужили споры по вопросам оплаты труда и условий работы. Компании подали в суд, забастовки были объявлены незаконными, и сотни их участников были уволены.

Власти допустили превышение силы при разгоне акций протеста и арестовали десятки бастовавших рабочих, а также работников профсоюзов и активистов оппозиционной политической партии. Большинство из них приговорили к непродолжительным административным арестам или штрафам. Кроме того, силовики угрожали родственникам бастовавших рабочих, задерживали их и избивали, а также притесняли тех, кто наблюдал за ситуацией в области прав человека. На независимых журналистов, освещавших забастовки, в октябре 2011 года напали неустановленные лица. Нежелание властей расследовать подобные нарушения усиливало недовольство рабочих и вело к росту напряжённости. Однако события 16 декабря в Жанаозене привлекли к себе повышенное внимание как внутри страны, так и за рубежом. Посетив Жанаозен 22 декабря, президент уволил лиц, занимавших высшие посты в руководстве нефтегазовой компании на областном и национальном уровне, а также губернатора области за неспособность должным образом ответить на требования бастовавших нефтяников.

24 мая 2011 года Наталью Соколову — адвоката и сотрудницу профсоюза, представляющую интересы рабочих нефтяной компании Каражанбасмунай, — признали виновной в организации несанкционированного массового собрания в Актау и приговорили к административному аресту. В день освобождения ей предъявили обвинение в «разжигании социальной розни» и оставили под стражей на два месяца. Многочисленные ходатайства родственников о свидании были отклонены. Восьмого августа городской суд Актау приговорил Наталью Соколову к шести годам лишения свободы, а 26 сентября Мангистауский областной суд оставил приговор в силе, не приняв во внимание утверждение защиты о том, что она лишь выполняла профессиональные обязанности как юрист профсоюза. Её неожиданно освободили из тюрьмы 8 марта 2012 года, после того как Верховный суд заменил назначенное ей наказание трёхлетним условным сроком.

How you can help

AMNESTY INTERNATIONAL WORLDWIDE